Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

, Турне по пустыне Утоби 23ч.
Турне к пустыне Утоби.23ч.

...Эрликон был разработан задолго до второй войны. Против тихоходной авиации с небольшим потолком 20мм пушки с невысокой скорострельностью хватало вполне. Наоборот, установленная на самолетах, она играючи поражала мобильные слабо бронированные цели. Потом её взялись модернизировать. Увеличили до 25мм калибр, добавили длинну ствола; ствол, ещё, ещё... Роммель, Лис пустыни, имел на вооружении уже запредельный вариант этакой помеси Эрликона и Пала, калибра аж 47 мм с длинным стволом, который выплевывал снаряды на дистанцию свыше 15 км по горизонтали. Но и этими снарядами до храма было бы не достать, не сыграй с зенитчиками злую шутку рельеф местности. Будь он относительно ровным, снаряды бы разорвались с явным недолетом где-то в километр. Но Храм с рощей находились в низине. Тут тебе и неплотный воздух, и мощные восходящие потоки его. Сыграло роль и то, что снаряды были предпоследнего поколения, с мощным порохом, огромной разрушительной силы - комбинированными: осколочно-бронированно-зажигательными. Броня крушила твердыню укреп-объекта (в нашем случае - стену храма, корпуса идолов, постамент чаши, ограду сада), корпуса тех же самолетов и танков, потом вступали в действие раскаленные до бела осколки, высокое давление газов и зажигательная смесь, способная гореть даже в воде.. Кассета была заряжена и ,,простыми,, снарядами - трассирующе-зажигательнымм, осколочными. Зачем такие сложности? Шли испытания после ремонта. Снаряд , в зависимости от назначения, имеет свою мощность при выстреле, что в итоге сказывается на отдаче, нагрузке на конструкцию в целом...Тот же храм и забор располагались в сейсмическо-спокойной зоне, без землятресений; были собраны на относительно легком камне, скрепленным слабым раствором глины. Не ,,помоги,, строениям наши доблестные зенитчики, они бы простояли века. При попадании же снарядами камни легко дробило и разбрасывало взрывами почти со скоростями осколков. А много ли старичью со скотом надо! Собаки, что нас сопровождали, жили там же. Слава Богу, эти великаны хоть сумели разбежаться при первых же взрывах и сильно не пострадали. Строителям, смотрителям, жрецам, пастве при храме и в наркотичнском бреду не могло прийти в головы, что в мирное время (а храм агрессоры всех мастей обходили десятой дорогой) их начнут вдруг методично обстреливать из не хилой автоматической зенитки. Потому-то они и не держали при храме касок, бронников. Окопов и блиндажей тоже не было. Отсюда столь многочисленные жертвы.Это мне сообщил уже Сашка, которого допросили сразу же после моего ухода... Начальство крепости выдвинуло здравую версию, что смерть зенитного расчета произошла вовсе не вследстии колдовских чар. Мужиков могли попросту отравить. Только проверить предположение не было возможности. В крепости лазарет был, морга не было. Смертность была высокой, жара нечеловеческой. Гиб, в основном, рядовой состав. И что? Каждого оборванца потрошить? Нафиг надо! Скинули в могильник, хуйнули следом носилок пять песка, и хватит! А без холодильников жмуры буквально варились на жаре в собственном соку за пару-тройку часов - какая уж тут экспертиза. Да и опыта вскрытия наши ,,лепилы,, не имели - он им был ни к чему... К чему я всё это веду? ,,Крота,, нашли и уничтожили, но дело его, выходит, живёт! Значит, либо у ,,крота,, были помошники, либо это горстка регилиозных фанатиков, что взялись мстить за разрушенный храм. Последнее куда страшнее - их труднее выявить. Что до вреда, многие аборигены умеют готовить высокоэффективные яды.Это означает: такой не кинется из-за угла со свирепой харей на тебя с ножом или удавкой, он с милой улыбкой угостит тебя ядовитыми финиками, мясом, вином; наложит повязку на открытую рану. И не факт, что сдохнешь в корчах сразу. Яд может достать тебя тогда, когда ты напрочь забыл эпизод с угощением, того, кто угощал и бинтовал...А в качестве дешевой рабсилы в крепости аборигенов было не мало.

И вообще, форт сильно лихорадило взависимости от политической обстановки в стране. Но по-любому, он являлся лакомым куском и для своих, и для оппозиционеров. Мечтали ,,прикарманить,, его и пустынные бандиты с партизанами - надежные крыша и стены куда лучше неба над головой да суховеев с песком. То-то ржавчина тут редкий гость - её не хуже наждачки сдирает песком, гонимыми ветрами.

... За мной в палату прибежал Лион, не дал докурить, договорить и поторопил на работу. На носу пора гроз. В нашем случае - сухих, практически без дождей. Но молний будет предостаточно! Не смотря на молниеотводы, те всё равно лупят по массивным скоплениям металла. А подстанция таким скоплением и является. Затягивать с ремонтом двигателя было чревато. - Так, слушайте оба, раз вместе. Доктора склоняются к мысли, что расчёт опальной зенитки был отравлен. А слухи про заклятье храмовиков распространяются для того, чтобы посеять страх и разброд - запуганными труднее управлять. Языками вы не владеете. Но я обоим категорически запрещаю принимать от кого-либо даже сигареты! Не говоря уж о еде и питье. После любого контакта по необходимости не поленитесь помыть руки той же мочей с песком - этим в несколько раз ослабите действия контактного яда. В сомнительных ситуациях …стреляем без раздумий. Оружие вам раздадут. Нам лучше потерять несколько аборигенов,убитых по ошибке, чем лишиться классных специалистов! Быть готовым к тому, что рядом умрёт кто-то ещё, а то и несколько - мы же прокляты, и это требует фактических доказательств. Так вот, очередная смерть и даже несколько никак не должны отражаться на выполняемых заданиях! Есть специально обученные люди, они знают, что делать в таких ситуациях. Вы же делаете порученные вам дела, даже если вас буквально засыпет мертвецами. В конце концов, работаете за оплату. Саша, поскорее лечи ноги - ждёт много работы. Сергей, заканчивай с двигателем, нами формируется новая группа к оазису, возглавишь; надо довести ремонт танкетки до конца и привести её в форт. Завтра оазис окончательно станет нашим. Но - неизвестно: на какое время?

... В штабе мне всучили видавший виды заряженный браунинг, запасной магазин к нему; показали, как перезаряжать, ставить на предохранитель, снимать, взводить. И снова последовало напутствие в сомнительных ситуациях вначале стрелять и только после спрашивать - свои щекотливых ситуаций создавать не станут: весь персонал форта прекрасно осведомлен, кто мы и что. Со штаба с Лионом мы двинули снова к коменданту. С перевода следовало, что ремонт двигателя ложится на плечи Сашки - подумаешь, больные по собственной дурости ноги. Ему же не на перегонки бегать! А мне надо посетить храмовиков с их разрушенным храмом - посмотреть, что можно сделать в плане реставрации хотя бы храма и идолов. Вести себя крайне корректно. Без суеты и криков. По возможности воздержаться от курения, плевков, справления нужды в присутствии служителей. На меня возлагается только осмотр и примерная оценка увиденного. Возможен ли восстановительный ремонт или нет? Может нужна помощь в очистке территории? Раненых уже развезли по лекарям, больничкам.Оружие оставить при себе, но применять исключительно в крайних случаях. С нами будет Лион и пара местных. На них возлагается дипломатия, т.к.без соблюдения ряда церемоний при встрече разговора вообще не состоится. Сам комендант давно верит только в силу денег и оружия. Но на территории форта трудится очень много аборигенов, зачем нам бунт, неповиновение, нездоровая обстановка! Да, надо быть готовым к тому, что придётся пить кровь жертвенного животного или птицы, есть сырое жеванное мясо - это вековые традиции братания, и не нам что-либо менять в ритуалах приветствия...

...Хм, а зенитчики славно отстрелялись! От храма осталась только груда камней.Ну и храмовики тоже мудачье ещё то! Чё это за храм с курятник размером? Разрушить его хватило бы и десятка двух дуплетов с двухстволки. Был бы он размерами хотябы со стандартную нашу двухэтажку! Про сгоревшую тисовую рощу тоже напиздели. Стена - да, местами имела солидные прорехи. А выгорело деревьев десять. И пара были расщеплены. Зачем-то несколько были не то спилены, не то срублены и свалены кучей внавал. Идолов и чаши не наблюдалось совсем. Да и на кой хуй. Три старика, что входили в комитет по встрече как раз и напоминали собой помесь идолов с мумиями. И лет им, казалось было далеко за сотню. Они о чем-то заговорили с нашим старшим, как бы перебивая друг друга и показывая руками масштаб разрушений. Лион обратился в слух, положив руку на пистолет. Заибатые переговоры, ничего не скажешь! Неужели придётся стрелять, и кого следует опасаться? На всякий случай тоже снял браунинг с предохранителя и засунул в карман туники так, чтоб было легко вытащить. Стрелок с меня неважный, но уж с 9-то пуль, хоть одну в цель да засажу! Опять же, запасной магазин. А это ещё 8 патронов. В руках пастуха - копье. В тени завалов лежат три огромных пса. В тени аккуратно сложенных камней - еще четыре собакенции. Но наша группа находится в кузове армейского грузовика, что высоко для собак. Нас шестеро, хорошо вооруженных, уже в касках и бронниках, против трёх стариков и пастуха. Вроде, для беспокойств нет причин. В глубине рощи угадываются ещё несколько работники храма при топорах устрашающей длины и размеров. Но вряд ли они способны добросить топоры до машины, не говоря уж о том, чтоб поразить ими кого-нибудь с нашей команды. Так чего же окрысился Лион? Приехали-то мы с миром! Ох, ты, блядь! Кто это нас атакует? Пигмеи? А почему на четвереньках? Я рву с нагрудного кармана пистолет и… опускаю его в низ с облегчением. Это всего лишь обезьяны! Гораздо меньше шимпанзе, которые, как известно, в 3-4 раза сильнее и проворнее среднего человека. К нам же спешат какие-то доходяги. Шустры, но их, кажется, можно щелбанами раскидать. Даже мелькает мысль пиздануть малыша, да приручить. И не убить бы какую ненароком! Уж если живут при храме, ясный хрен, что не меньше чем священные. Замочишь такую, а храмовики возьмут, да и залупятся.

...Сколько раз внушали дураку, что малый рост не показатель слабости! Да, обезьяны невелики, но чертовски сильны и стремительны. И их очень много. Через каких-то 5 секунд они уже вовсю хозяйничают в кузове. Именно так. На мне их уже двое. Одна тщится вырвать пистолет, вторая рвёт с головы каску, закрыв дурно воняющим животом рот с носом. Вышло как-то само, я сильно… кусаю агрессоршу за живот, та с визгом скачет за голову, сильно расцарапав харю когтями задних лап. Обозленный, пинаю ту, которой захотелось вооружится. И тут же получаю сильный укус в ногу. Ну держись, сволочь! Вскидываю пистолет, целюсь в обидчицу, жму спуск...Мудак! Я ж не взвел ствол! На руку с пистолетом тотчас же прыгает очередная воровка и пребольно кусает за запястье. Пинаю по гадине… Поздно! На руке четыре кровоточащие дыры от укуса, зато ни обеьяны, ни пистолета! На суматуху сбежались огромные псы, и подняли оглушительный лай. Причем, обезьян, которые несутся к роще с трофеями они не трогают. Понимай, что союзники. Псам тоже хочется принять участие в налете и разгроме... Мне бы на их месте тоже хотелось! У обезьян полные лапы трофеев, а у собак нихуя - обидно!… Вон как прыгают!
Какая-то манда ловко, как если бы тренировалась всю жизнь, раскидывает на животе липучки бронника, и тот ощутимо бьет меня по ногам. При болезненном укусе выше колена, вспомнил, что я без трусов, и запросто могу лишится своего ,,хозяйства,, - его либо откусят, либо оторвут на сувенир. Когда меня внезапно глушит автоматная очередь над ухом, сил остается лишь на радость, что кто-то догадался пострелять, да на то, чтобы рефлекторно зажмурить глаза. Когда открыл глаза, обезьян не увидел. Ага, вон последние улепетывают к роще. У многих в лапах по трофею. Чем же был забит кузов, что не обидели почти всю стаю - почти каждой воровке нашлось по ,,сувениру,, …Потом я мысленно ругаю покойных зенитчиков: хуево стреляли, ребята! Надо было так стрелять, что б от ебанных обезьян и клока шерсти не осталось... Храмовики че-то кудахчут, потрясая посохами в сторону рощи. Типа сочувствуют, сами не понимая, как это произошло? До сих пор обезьяны были такими спокойными и милыми! Я только сейчас ощущаю и вытаскиваю их-за пазухи три ещё горячих гильзы. Ругаясь, всклокоченный Лион отскребывает от туники отвратно воняющее обезьянье говно. Рука его в крови. Впрочем, навозом налетчиков извазюкан почти весь кузов. У одного пехотинца сильно кровоточит щека, у второго - ухо. Что до бинтов и антисептиков - миссия-то планировалась мирная, раненых не предполагалось; аптечка была только у шофера. У наших, может, и были, да пизданули обезьяны.Как и запас вина для раута с храмовиками. Один пехотинец лишился рожка от автомата, оставшись с единственным патроном в стволе. Я без пистолета. Впрочем, вскоре мне его подал чувак с разорванной щекой. Правда, пистолет был без магазина. И запасной куда-то исчез. Теперь этим пистолетом только мух колотить, да муравьев; если попаду, конечно. Опять я опозорился! Но мой позор был хуйней по сравнению с участью водилы. Он лежал на руле в крови с разорванным горлом, без пальца. Ключа зажигания в замке тоже не было, зато обрывков проводов из-под панели приборов торчало предостаточно. Лион, ругаясь, заглянул с другой стороны и чертыхнулся громче: рация валялась на полу, микрофона не было. Два блока от неё с обрывками проводов лежали на сиденьи.Что уж говорить о телефонах, сигаретах, очках, и зажигалках с амулетами… ,,Мамай прошел!,, - это относилось к нам.

Но Лион был битым волком, за что я его зауважал. По его распоряжению два пехотинца шустро вытащили тело водилы из кабины и положили на траву. Наставник сбросил сиденья. В нише оказались несколько немецких автоматов времен второй Мировой, пистолетов, рожки к ним, и магазины. Со словами, ,, я так и знал, что нам это будет нужно,, , он предложил вооружиться тем, у кого оружие было не в порядке. Я выбрал автомат. Он в два действия приводился в боевое положение. Хорошо лежал в руках. Имел откидной приклад. Весил, правда, так именуемый шмайсер солидно, и создавал некоторые неудобства затвор слева, но с ним стало спокойней. И выручал широкий ремень.. МП41, МП43 разрабатывались для танковых экипажей, оснащались дульными зацепами, позволяющими вести относительно прицельный огонь на ходу бронетехники. Опорных поверхностей в округе хватало. И покажись обезьяны снова, я бы открыл по ним огонь, не задумываясь, насколь они священы. Мне подали фляжку с теплым вином, после которого захотелось плеваться и ссать. Не смотря на осуждающий взгляды стариков, я демонстративно дважды плюнул на траву и обоссал дорогу между двумя задними колесами. ,,Мумии,, подавленно молчали - ещё бы им че-то вякать под дулом автомата!

Лион попросил разобраться с оборванными проводами в кабине: не нарушена ли цепь зажигания? Без машины и связи нам - хана. Дорогой до крепости было около 19км. Но это - затяжной подъём по нагорью, где обитают шакалы и красные волки. И около 15 км по пустыне.Но даже тут изнурительная жара далеко за 35°. А что творится в песках? - страшно и подумать. Да и куда соваться без очков! Ослепнешь через полчаса. Те же сюрани плелись двух видов: комнатный вариант и для ходьбы на большие расстояния. На нас были ,,комнатные,, , в которых далеко не уйдешь - развалятся. Переть босыми? У африканцев, может, и получилось бы. Но мне с Лионом точно бы пришла хана! Моей задачей было исправить проводку и найти вариант соединения цепи напрямую. Оставаться у храмовиков на ночь желания не было. А вдруг ночами ими выпускаются священные львы или леопарды! Да и огромные собаки внушали нешуточное опасение. Под нами сейчас не было таких надежных верблюдов.

Легко сказать ,,проверь и исправь цепь зажигания!,,. Кабина раскалена. На подсохшие сгустки крови и говно обезьян слетелись огромные серые и черные мухи, крупные жуки. Головы водилы под слоем мух и жуков вообще уже не видно. Сюда же спешат просто огромные красные муравьи. Вокруг чертиками кружатся синеперые птицы, склевывая насекомых, но меньше тех не становится. И ладно бы мухи и жуки в той же кабине расселись и спокойно приступили к пиру. Так нет же! Чуть посидев, они взлетают и начинают носиться по ней метеорами. Кажется: врежься такая муха с лету в голову, пробьет ту насквозь! Лион о чем-то говорит с храмовиком, тот согласно кивает, уходит. Из рощи ко мне выходят два чувака с ведрами с водой. Один плескает ведро в кабину. Вторым дает напиться, и выливает сверху на голову. Идиот! Хоть бы предупредил! Я бы снял автомат, вон как с него льет. Впрочем, о чем это я? Он же заряжен не бумажными пистонами! Вода тёплая, но становится гораздо легче. Два полных ведра пиплы ставят в тень грузовика. Я лезу в кабину, ложусь против панели. И мне становится легче. Провода на машине не порваны. Они просто вырваны со своих гнезд, имеют клеммы, маркировку. Вот на блоках рации да, там проводка вырвана ,,с мясом,, и без паяльника её не восстановить. Да и хуй с ней. Заведу машину, так нахуй нам рация! С проводами я покончил минут за двадцать. Минут двадцать потратил на поиск цепи зажигания, какие провода соединять. Проверил, как запускается. От рывка больно бьюсь головой о край панели - водила вместо стояночного тормоза использовал включенную заднюю скорость. На нейтрали двигатель завелся без труда. Ура! Мы спасены! С чувством исполненного долга взялся одеть автомат и заорал: обжегся об раскаленный металл. Пришлось вылазить, чтобы остудить его водой. Блядь! Я чуть не наступаю на голову мертвого шофера! Тут же меня окружает рой рассерженный мух и летающих жуков. К ногам устремляются большие красные муравьи. Я отбиваюсь от этой орды водой из ведра. Окатываю автомат.Остатки неосмотрительно ливанул сверху на голову, и заорал повторно: чуть не ошпарился! Особено больно было в районе укусов и царапин. А ведь вода стояла в тени. То-то мухи и муравьи оставили меня в относительном покое. Но автомат стал холоднее. Одев его, прыгаю в сторону от трупа. Ни мухи, ни жуки, ни птицы даже ,,ухом не повели,,. Ну да, угрозы и конкурента я теперь не представляю...

Интересно: водилу уже можно считать похороненным? Или его оставили рядом с машиной забрать в крепость для погребенья по-человечьи? В любом случае тянет съебаться подальше от этого пира во время чумы. Двинул на стук топоров в роще. В чащу захожу с автоматом наизготовку, но обезьян не наблюдается. Постепенно напряжение отпускает, и руки я уже использую порвать паутину, раздвинуть куст, отогнать назойливое насекомое. В роще так же душно как и за её пределами, но хоть есть теневые участки. На удивление слышу песнь лишь одной птицы, да пару цикад. Зато начинает одолевать гнус. А вот это вобще клево! Мой путь пересекает довольно стремительная речушка, шириной метра в полтора. В обрамлении пышной травы, кустарника. Чё-то мне подсказывает, что крокодилов и пираний в стремнине нет. До стуков далеко. Вокруг никого. Чё упускать шанс освежиться! Храмовики увидят, обязательно завопят, что река священа, и таким как я в ней не место. Я пробую воду. Скорее уж горячая, чем тёплая. Прыгаю и почти стукаюсь о мягкое илистое дно. Глубина едва доходит до груди, где - выше. Течением меня плавно несёт вперёд. Используя автомат как балласт, я делаю гигантские шаги по дну. Вдруг в тело начали небольно врезаться какие-то существа. Они не кусают. Но может, это пока? Ухватившись за куст, подтягиваюсь и хуею: руки и ноги густо облеплены рыбками-прилипалами. На воздухе им явно не комфортно, они, извиваясь, сыпятся с меня в траву, воду. Не щипет, не колется. Да и хуй с этими рыбками! Можно ещё поплескаться! Отсыреют патроны? Попрошу Лиона поменять. Вряд ли откажет герою дня и новоиспеченному водиле. А впрочем, поменяю тяжеленный автомат на пистолет, и всех делов!

Поднимаю голову и хуею. Меня охватывает нешуточный страх. Да, мочить патроны я явно поспешил. Метрах в трёх от воды, на другом берегу, у кустов лежит довольно крупный красавец-леопард. Он неподвижен, не моргает. Я даже принимаю его за искусно выполненное чучело. Но лучше уж пусть он будет чучелом - автомат в руках от мандража ходит ходуном; я в этом состоянии вряд ли попаду даже в слона в метре. И тут меня осеняе, как проверить. Я поднимаю рыбку в мухах и бросаю в сторону ,,чучела,,. Недолет! Какое чучело, нахуй! Вон как заходил кончик хвоста. Уссавшись, начинаю ерзаньем потихоньку смещать зад к воде. Зверюга лапой подтягивает рыбку к пасти для обнюхивания, потом сглатывает . И меня покидает страх. Зверь-то в ошейнике, на толстой цепи. Теперь мне его тановится даже жаль. Интересно: сколько раз в сутки кормят бедного? Рядом во множестве лежат птичьи перья. Но разве доходяги-птички такому крупному коту - это жрач! Ему бы ту же обезьяну, а то и двух... Я собрал всех рыб в кустах, траве и занялся кормежкой явно голодного зверя. Интересно: поверят кто со знакомых после, если про это расскажу? Прыгнув в воду - так меньше ебет гнус - начинаю кидать рыбу леопарду. Вот падла ленивая! Жрёт, не поднимаясь, помогая себе лапами. А так хочется глянуть на него во весь рост! Но с другой стороны: лежит, значит, не думает нападать, всем доволен. Ведь я машу рукой в его сторону, и -ничего. Но на всякий пожарный, правую руку лучше поберечь. Покормлю-ка левой. Тем более, её надо развивать. У-у, рыбка едва долетает до берега, вторая -тоже, да ещё и в сторону. Третья не долетает. Пока моей кормежкой довольны лишь мухи и жуки. Леопард смотрит на мои потуги с таким осуждением. Мол, чё ж ты, гад, начал так хорошо, а заканчиваешь плохо! Я бросаюсь к берегу - бросить рыбок поточней. И тут к мухам и жукам на рыбке, что не долетела, вылетели из кустов три птицы, чуть крупнее наших снегирей. Дальнейшее происходит столь быстро, что я не успеваю испугаться. Леопард совершает охуенно высокий прыжок вверх, сучит передними лапами в воздухе. Невероятно! Взвихрились перья и пух. Одна птица в его пасти, вторая падает уже без крыла рядом. Третья, роняя кровь и перо, из последних сил ползёт ко мне. Второй прыжок, взмах лапой почти у моей хари, и птица отброшена точнехонько к месту, где он лежал. Только тут я прихожу в себя от столбняка и с воплем бросаюсь под воду, поджав ноги. Автомат помогает быстро достичь дна, течение относит от опасного места. А мозг выдаёт умную мысль. Идиот! Трудно было сообразить сразу? Зной, у зверя есть жратва. А таза-то с водой не стоит! Значит, длины цепи должно хватать до речки - напиться. А я его кормлю спокойно у берега. Это какой-то добрый леопард попался. Другой бы прыгнул, оторвал тупую бошку, и поминай, как звали! Я вынырнул быстро, метрах в 7 от источника опасности. Леопард стоял у берега и вглядывался в воду. Цепь была не в натяг. Т.е, не будь течения, и вынырни я рядом, могло крупно не повезти! И вот почему не ебли мозги обезьяны.

От этого открытия меня крупно затрясло, и перестали держать ноги. Я выполз на берег, зарылся в траву. Но разве гнус и мухи дадут себя пожалеть! И ладно бы кусали ,,по-людски,,. Так нет же! Им подай свежие раны. Благодаря их укусам, мандраж прошел быстро. Автомат был в грязи и траве, но чистить его не было сил. Я пошёл на шум, хромая - расползся левый ,,лапоть,,. И увидел синий купол огромного шатра. Там копошились. Слава Богу, не обезьяны и не леопарды! Рыкнула собака, но совсем не напугала. На лай вышел Лион, которому обрадовался как родному.

А храмовикам в уме не откажешь! Шатер накрывал собой часть реки, его края были опущены в воду, впитывали её как фитиль. Та, испаряясь со стенок, отлично гасила зной, делая пребывание в нём относительно комфортным. Во втором шатре жила чернь с собаками. Они же ловили рыбу, не выходя из ,,дома,,. Часть улова вялилось и сушилось - у храмовиков соли хватало... Лион не удивился моему потасканному виду, скупо похвалил за устранение поломки. И открыл поднос с печеной метровой рыбиной, пасть которой была усеяна острющими длинными зубами. Нуоми водилась в Закари - речушке, откуда я недавно выполз. И если ей помешать охотиться на пионо - молодь рыб-прилипал - могла напасть и укусить. Есть экземпляры куда крупнее этой! Мне опять стало хуево, и я чуть не заныл бабой в голос от жалости к себе. Но с Лионом разве поплачешь! У храмовиков вышел со строя мини-генератор, надо глянуть, и по возможности исправить... Что до обезьян, их держат в дополнение к птицам против паразитов, угрожающих тису, саду, цветам. Ясный хуй, что те не доедают, вот и обрадовались нам с машиной, думая, что та загружена жратвой. Они вовсе не злые! Внезапность с нахрапом - оружие всех налетчиков… Ну и как все воры, за неимением жратвы, набрали, что попалось под лапы. Наиграются - побросают. Часть вещей уже найдено... Сегодня ночуем здесь. Чтобы добавить паники обезьянам, ближе к ночи с цепей будут спущены два полудиких леопарда. Люди их не интересуют, но если помешать охотиться, могут напасть. Есть вино, но напиваться мне нельзя! Вот отработаю на генераторе, перед сном можно будет напиться... А от самого прет перегаром. Ну где с п р а в е д л и в о с т ь!

Не смотря на остроумную кондишку, в шатре всё же было жарко. Поэтому просить сухое я не стал. Когда наелся рыбы и запил её прохладным морсом, Лион приказал приснять тунику до пояса. В шатёр вошла довольно миловидная негритяночка лет 13 и направилась ко мне - осмотреть на предмет клещей. Это было что-то! Или - кто-то. Меня всегда поражало в негритянских малолетках то, что у них усиленно прут в рост титьки и жопы Сама ещё с нашу второклассницу, но сиськи уже с кулак, а у иных и поболя. И о жопе не скажешь ,,жопенка,,. Минока в свои 12 сформировалась почти полностью. Я от воздержанья готов был на стенку лезть. И вот эта красотка в мини-юбочке с куска брезента сейчас начнёт крутиться рядом. Будь это в крепости, не упустил бы шанса хотя бы погладить ее всяко разно за труд. Но мы на территории храма, в шатре храмовиков; их тут куча. Не исключено, что пышнотелая Минока кому-то из этих мумий приходится родней. И шашни с ней тут - охуенный грех. Лопухнусь я, меня отмажут наши. А клещеискательнице может и попасть... Но когда она оказывается у меня за спиной, моя рука помимо воли тянется к ней под юбку и начинает наглаживать жесткий волос лобка. Лион со старшиной, конечно же, всё видят, но молчат в тряпочку. Только хмыкнули, переглянувшись. Два храмовика заняты ремонтом сетки. Двое плетут канат. А меня понесло. Опускаю кисть до её срамных губ, глажу влажный разрез, следую ниже. Резко встает мудак, но он под складками туники невидим остальным. Как и мои нервы, что натянуты струнами. Ведь по закону подлости сейчас должны рыпнуться жрецы, отцы-командиры вякнуть чё-нибудь о моральном разложении. Или сама Минока возмущенно отбросить мою шаловливую руку от своей щели. Происходит же совершенно другое: девченка прижимается горячим телом к моей спине, слегка раздвигает ноги; её вторая рука съезжает с моей головы на плече и начинает наглаживать то... До боли знакомая ситуация! А дальше-то тупик! В шатре народа как на главной площади Тбилиси, где и решись ты кого- выебать - заебут советами... Но девочка не промах. Схватив цепко мою кисть, буквально вбивает промеж срамных губ мой указательный палец. Резко вцепляется в мои волосы, её затрясло. Голова падает на моё плече. Неужели кончила? Нормальненько! А как же я с торчащим до звона мудаком и со своими яйцами, которые словно постепенно зажимают в тиски? И как назло, до вечера ещё далеко. Укромных мест, свободных от народа, обезьян, и леопардов я тут - увы! - не знаю. Да и толку-то с них сейчас... Я вспомнил подругу Лерку, которая кончив, обмякала тряпичной куклой, и больше мной не интересовалась до очередного желания покайфовать. Так та хоть позволяла после вольным стилем, не обращая внимания на нее, брать мне своё. А тут… Уж лучше поработать! -Лион, пусть жрецы показывают генератор, а то я щас свихнусь! -Серьежа, говори понятно. Я не очень хороший знаток русского. И что, тебе совсем не понравилась Минока? Ну, одета она не как в городе… - Хули толку, как она одета! Её бы раздеть и уложить! - Я, кажется, понял. Иди пока погуляй, сходят за инструментом в машину, позовем. ,,Иди погуляй,,. Он чё, издевается? Где тут места для прогулок? Леопарды, обезьяны, клещи; в воде целый зверинец, который изувечит и не поморщится. И в чём гулять? Один сюрани расползся, пришлось снять второй; и сразу же босые ступни принялись атаковывать муравьи, жучки, гнус. Каждая вторая травинка с шипами... В шатре гнус вытравлен дымом, но и без него нечисти хватает. Я проверяю Лиона на бдительность и тянусь кувшинка с вином. Хуй мне, а не выпить! Минока исчезла под шумок. Иду с тоски тропой в шатер рядом. От него ещё на подходе тянет гниющей рыбой. А у входа развалился огромный пёс. И тут невезуха! Пса мне не пройти. Но на счастье выскочил паренек, который всё понял, бесцеремонно согнал с тропы пса и сделал приглашающий жест рукой. Второй шатёр являет с себя промыслово - заготовительный цех. В нём ловят рыбу, разделывают, солят. Там имеется и столярное отделение. Мне стало понятно, для чего аборигены валят тис. А с него потом делают идолов, мебель и прочую атрибутику для будущего храма.
Рыбачили тут тоже своеобразно. Разными способами. В ход шли и дротики, и копья, и духовые трубки с отравленными стрелками. Или вот: на тростинках приманкой опускались жуки или черви, а рыба арканилась петлями на шестах. Вне сомнения, имелись сети и мордушки. В шатре спасались от зноя огромные собаки, но до того сытые, что им было не до меня. Вроде, негры, чё с них взять? Но я не видел ни одного нашего рыбака, который использовал бы кишечник того же карпа для вязки прутьев мордушки. А уже в воде кишечник начинал работать как приманка. Или кто у нас когда применял жаберные пластины в качестве жалюзи для дудок-самоделок? Плавниками с иглами потрошеной рыбе наносились отверстия в тушках для лучшего проникновения рассола. А ещё что меня поразило в шатре-цеху, так это трудовая дисциплина. Пустой болтовни не было, говорили вообще мало. У каждого имелись свои конкретные задачи и цели. Даже три вида муравьев протоптали свои тропы к горе отходов, и таскали в свои закрома частицы рыбы своими маршрутами, не мешая друг другу. Никто не шикал и на зверьков, чуть крупнее крыс, что время от времени выскакивали с трёх нор за данью из рыбы. Меня заинтересовало: храм че, всем составом собирается отбыть на один из земных полюсов пехом што ли? Куда им столько рыбы? Или грядет пересыхания реки, и рыба запасается впрок? Позже Лион мне пояснил, что с наступлением сезона дождей речушка превращается в речищу, выходит из берегов, и тогда вот так просто в ней рыбу не половишь. Вообще близко не подойдешь - унесет течением или утопит стволом какого-нибудь дерева. Может накрыть и кустарником, запутать травой... Растет поголовье крокодилов, черепах с панцирем до метра и острыми клювами - с целью охоты на человека не нападают, но если случайно оказаться вблизи головы, может здорово цапнуть, вырвав клок мяса со спичечный коробок.И вообще, во время разливов любая тутошная река становится очень опасной для человека. На обилие добычи сплывается столько плотоядных!...

В ,,цеху,, были всякие, кроме Миноки, и мне стало неинтересно. Я жестами объяснил губастому малому,что хочу вернуться к своим, тот вывел меня, мы перешагнули через пса, который даже не шевельнулся. В отдалении стоял шатер №3, с него торчали пару слабо дымящих труб. Можно было, но туда я не пошёл. Даже если Минока там, она вряд ли бросит все дела и пойдёт со мной в кусты. Да и желание слегка поулеглось. Но - вон полетели две счастливые ебущиеся стрекозы. На листе еблись мухи. Проползла спарка с пары жуков. И только мне светила работа. Долбак! Надо было вовремя убрать палец, Минока бы не кончила. Смотришь: наш роман имел бы продолжение. А щас она сыта, вряд ли не имеет топтуна; а я ей уже давно забыт...Ой, бля! Все время забываю, где нахожусь! Пока раздумывал, в ступню успел вцепиться огромный желтый муравей. Зато с болью враз улетучились все мысли про еблю...

Переносной генератор был уже расчехлен. ,,Кавасаки,,.
И сюда добралась японская техника, а японская, значит, очень надежная! Значит, серьезной поломки быть не может! -Лион, но голыми руками я его не отремонтирую! Нужен инструмент. Принесли? Если он в машине, туда я босым не попрусь! Инструмент через 15минут мне притаранили два смешливых подростка с дротиками и ножами. Показалось, что пацаны даже спят со своей боевой атрибутикой. Конечно, не оказалось нужных ключей, пришлось помогать себе отверткой. Всё это время пацаны не сводили с моих рук изумленных глаз. Ну да, росла гора из комплектующих, болтов и гаек. Конечно, интересно. Это при том, что причина неисправности была проста - самопроизвольно открутилась свеча одного из двух цилиндров, вибрацией отбросило подсвечник. И пока совещались, гадая над причинами неисправности, контактная группа успела обрасти лишайником, что только усугубило дефект. Ей богу, я дольше добирался до дефектного места, чём ремонтировал... Когда я завёл станцию для проверки, пацанва азартно захлопала в ладоши. Впрочем, отремонтируй кто на моих глазах 4 энергоблок Чернобыля, хлопал бы герою не менее азартно... И вдруг меня развезло на доброту. Тормознув двигатель, я выкрутил свечи снова, наживил одну, потом подозвал одного из войнов и предложил ему ту закрутить. Это надо было видеть! С таким восторгом, как минимум, дрочат или лезут впервые на бабу враскоряк. Второй был копией первого, что меня и успокоило - с таким усердием туфты не порят. Мне бы дотумкать, что чуваки впервые держат инструмент, крутят свечи. В общем, одна свеча пошла не по резьбе и при повторной проверке её вышибло газами горения хуй знает куда. Двигатель не заглох, но стал давать сбои, упала мощность. На удивление Лион со старшиной и ухом не повели. Доброта их объяснялась просто.- Если б ты вот так отремонтировал нашу переносную электростанцию, я бы тебя пристрелил!- ,,успокоил,, меня Лион. -Отдохни, а эти пускай ищут, что потеряли.

...И ведь нашли! Может, искали кодлой? А впрочем, свеча пробила брезент потолка; помешали улететь черти-куда густые ветви дерева рядом. И трава вокруг шатра была основательно вытоптана. А то бы хрен чё нашли! Закрутил её на подмотке медной проволкой. Заработало!

-Но щас-то я могу выпить? -Не больше капэ! - жестко отрезал Лион. А капэ - стакан из бамбука грамм на 120. И не водки, а вина. -И это всё? -Ещё спасибо мне скажешь! В общем, так, Сережа, ни вот эти ребята, что тебе помогали, ни девочка никогда не ездили на машинах. Переодевайся в сухое, дадут, во что обуться. Отвезешь их в свою деревню. Заодно и привыкнешь к машине. Деревня недалеко, к ней ведет несколько троп. Но рядом пролегает караванный путь, а это для машины такого класса, считай, что дорога. По ней и двинешь. Можно не спешить - впереди вечер и ночь. А теперь слушай, как поедешь.
Ребята знают дорогу, но посадишь их в кузов. Девочку везешь в кабине и оберегать как королеву. Она дочь старейшины, у неё уже два мужа. Тут она нравится старшему жрец… -Старшему? Да младшему, верняк, лет 300! Чё же с ней старший-то делает? -У них секс включает в себя и религию, и духовность, и знания магии. От возраста это не зависит. Знай мы хоть десятую часть того, что знают храмови… -Ну да, бабы за нами табунами бы бегали! Лион, ты чё издеваешься? У неё 2 мужа, жрец, папа - пахан аула, а ты мне её почти полуголой в кабину сажаешь! Да мне чё? Перед отъездом себе мудак што ли отрубить? -Ты не дослушал! У племени конету чем больше мужей и поклонников, тем выше авторитет и положение у женщины. -Не ревнуют што ли? -Вот если ты её не довезешь до дома, очень сильно оскорбишь и родню, и мужей. -А чё у нас с топливом? - Достаточно, чтобы покатать ребят, и вернуться обратно. - И что я могу с ней делать? -Хуже будет, если ничего не будешь делать. Это означает, что она тебя оставила равнодушной, что равносильно оскорблению. -А чё мы можем не доехать? -Я не знаю, какой дорогой поедете. Вам надо подняться с низины, наверху дороги расходятся. На ряд путей влияние храма и величие веры уже не действует. Твой автомат уже почистили, добавили боезапас. Только умоляю: помни, что автомат стреляет, может защитить. Никакой нерешительности! Нападающие не будут рассуждать. Могут убить, ранить, взять в плен, оставить умирать от ран. Лучше не попадаться! И тут вошла Минока. На сей раз она имела легкую накидку через плече, браслет на левой руке. Тело было в царапинах и ссадинах. Но будь она даже в говне, это бы меня не оттолкнуло.

Стремительно смеркалось. Мы поспешили к грузовику Пацаны тащили инструменты, свои дротики, воду в калибасе, я - горячую руку Миноки. Не автомат, пустил бы в ход вторую руку, куда-нибудь поглубже под подол. Повышенный боезопас означал примотанный рожок к вставленному. Я впервые не обратил внимание на гнус. Шофера у машины уже не было. Кабина была приведена в божий вид. Как и уговаривались, пацаны сели в кузов, Минока в кабину. Я тут же снял автомат и подожил его на спинку сиденья - в кого стрелять, когда рядом и в округе свои! Машина завелась сразу, и тут же возник ряд задач. Без ключа зажигания невозможно было включить печку, фары, подсветку приборов, радио. А уже было почти темно. Угадать методом втыка проводки мешали Минока и переизбыток возбуждения. Но и без фар не попрёшь. У Лиона мелькали слова ,,низина,, , ,,нагорье,,. Просто мы не дошли до слов ,,пропасть,, , ,,ущелье,, , ,,болото,,. Но то, что они есть, можно было не сомневаться! Наконец я дернул рычаг поворотников на себя, и зажегся дальний свет. А как и чем тогда мацать пассажирку? Вторая рука-то занята рулём! Но бошка пока ещё шурупила. Я ухватил край накидки на плече Миноки зубами, оторвал полоску материи, и зафиксировал ей включатель в нужном для нас положении. Минут пять потратил на поиск положения рычага переключения скоростей взависимости от скорости. Стемнело окончательно. Не раз возникала мысль, вначале завалить прелестницу Миноку, а уже потом ехать. Стремительно не только темнело, но и падала температура в кабине. А в холодильнике нормального секса не замутишь! Но мы-то хоть в кабине, а пацанва в кузове, чё их морозить! Помяв телеса подружки и насосавшись, я двинул в путь. Чуть разогнавшись, по извечной привычке угонщика,вдавил педаль тормоза. Тормоза, слава богу, работали. Не удержи я свою даму, она бы основательно приложилась головой к краю руля. Стояночный тормоз тоже держал неплохо. А вот поразить своих пассажиров скоростью не получилось. Не из-за незнания дороги. На свет фар, казалось, слетелись все птицы и насекомые Африки. И дорога в мелькании тел и трепыхании крыльев теряла свои границы метрах в 12-15. Какая уж тут скорость! Интуитивно выбрав относительно прямой участок пути, я вообще переставал следить за дорогой, по которой едва тащились, а буквально набрасывался обгладывать плечи и голову девченки. Наскоки в стиле маньяка ещё неплохо и согревали. Удивительно, но она не сопротивлялась. Неужели стану её третьим мужем? Пока мы тут, вовсе даже не прочь. Выпрошу у старших квадрацикл, подшаманю, и наладим мостик: аул - форт. Саньке какую-нибудь чувиху сыщем. При муже - трёх… Красота!

При тряске я опять оставлял Миноку в покое и обеими руками вцеплялся в руль - означало, что выехали за границы дороги. Там попадались такие камни, что не смотря на гидроусилитель, отыгрывал руль. И вдруг как в кино ,,Земля Санникова,, в холодную кабину хлынула волна теплого воздуха. Подождав, пока та прогреется, согреюсь сам, тормознул грузовик, заглушил, сбил включатель света и с прытью голодного волка набросился на Миноку. Не смотря на темень, и то, что девченка впервые находилась в кабине, она прытко успела задрать мою юбченку, разбросать ноги на край сиденья и приборной доски, а руками крепко оплести спину. Ну до храмовиков, для которых секс и религия, и духовность, и магия, мне было далеко. Зато до оргазма - близко. Я едва успел войти в искусительницу на всю длину, как бурно кончил. Хули, функция не может быть длинной! И сразу улетучились ебанутые мысли взять Миноку женой, и побрататься со своими молочными братьями. Стало хорошо и беззаботно. Уже больше по обязанности , нежели из-за наплыва страсти чмокнул её в губы. Встал, обтерся, пробрался к рулю. Отбил жопу об автомат, что ногой подружки был сбит на сиденье. Включил свет и…охуел!

В лучах фар и ,,снегопаде,, из порхающих насекомых стояли три чувака бандитского вида.За автомат можно было и не хвататься. В руках одного находился калаш, который , дойди до стрельбы, покрошит нас в клочья и через кабину. Да и машину жаль. Понаделает дыр в радиаторе, трубах, проводке, чё делать? Километров 10 мы наездили. Но чтоб вернуться ночью в исходную точку, надо знать хотя бы дорогу. С головы напрочь вылетело, что как раз за автомат можно было хвататься смело: ведь это машина слепит троицу фарами, и они не видят, что творится в кабине. То-то один даже держит руку козырьком... А вот теперь поздно! Двое взяли кабину на прицел. У одного что-то вроде узи, у второго помповуха. Если с картечью, та успеет разлететься на четверть окна. Тот, что с калашом махнул команду вылазить. Я полез без автомата. Вдруг ситуация обернется в нашу пользу! Ну вот! Вряд ли стану Миноке 3 мужем! Эта дура вцепилась в рукав туники и пробирается за мной через руль к выходу. Знала хотя б язык или я их, приказал бы остаться в кабине, а так… Либо я щас овдовею, либо она станет вдовой. Скорее всего, второе. Были б они пидарасами... Ну вот, началось! Один разглядел за мной Миноку, опустил помповуху, и с довольной харей двинул к нам. Вдруг он встал напротив меня, скорчил страшную харю, вскинул руки вверх. Это чё, козу рогатую хочет состроить? Или саечку влепить? Внезапно чувак валится на спину и принимается сучить ногами. Только тут я замечаю древко дротика, торчащее из его горла. А где ещё два бандита? Еба мать! Такого я даже в кино не видел! Пацан поразил дротиком сразу двоих, когда один перекрыл другого, попав обоим в горло. Третьего замочил второй пацан, правда, менее эффектно - попав ему в грудь. С меня опал столбняк, я проворно бросился к калашу. Но только поставил его на предохранитель - кто знает, сколько бандитов ошибается рядом? Сбегутся на шум, мало не покажется. Пацаны вытаскивают с трупов своё грозное оружие, с которого капает густая кровь. Я показываю на огнестрелы, ругая себя в душе. Покажи, на что способен тот же автомат, вцепились бы в пукалки мертвой хваткой. А так - подай им свои дротики. Впрочем, они меня с ними сделали, как кутенка. Щас бы лежал с простреленной башкой . Я жестами прошу закинуть дротики в кузов, самих приглашаю в кабину. Тому, кто грохнул двоих, решаю отдать калаш; показываю, как взвести автомат, ставить на предохранитель. Второму сую своего немца. Себе оставил узи. Мелькает идиотская мысль затереть следы, как-либо замаскировать жмуров...Долбак! Я же не в России! Сажаю пацанов в кабину так, чтобы тот, кто с калашом был с краю - держать фланг. Спешу в кабину - потушить свет. Но с Минокой, что хвостиком семенит рядом, не разгонишься. Я с силой вырываю рукав с её рук, заталкиваю под задницу в кабину, не обращая внимания на ойки и стуки об руль. Сев, выключаю свет. А кого мы тут высиживаем? Завожу машину. И вдруг начинаю видеть без фар - взошла луна. Развернулись, выпахав невысокий кустарник. Когда решил осветить дорогу фарами, ужаснулся: кусты буквально кишели гиенами. А я собрался жмуров маскировать. Дорога обратно шла вниз. Не требуйся тормозам воздух, что нагнетать компрессор, я бы вообще бы не гонял мотор. Уже отъехав метров 300, включил фары...

Пацаны играючи провели меня в шатер к нашим. На удивление, Лион не обругал меня за то, что лопухнулся перед налетчиками и не перебил их с автомата. Финал удачный, мы все живы, техника в исправности. Опять же, трофеи. Он оглядел меня рядом с Минокой, ухмыльнулся и указал на циновку у воды, добавив, что для двоих тесновато будет, но как-нибудь потерпим.-Ну, теперь ты понял, почему не дал тебе напиться? -!!!

...Когда утром подошёл к машине, чуть на жопу не упал: весь задний борт, стенка кабины, козырек заднего стекла были во вмятинах от пуль, разбиты задние фонари. Нам ещё повезло, что мощнее калаша оружия у бандитов не оказалось. А то, что имелось, не пробивало ни колес, ни кузова, ни стали, иначе… И выскочили те очень поздно. Бандиты,разбив фонари, скорей всего, потеряли на из виду. Ведь попади они в заднее стекло, могло кого- нибудь ранить...

Шатер изнутри освещался тусклыми гнилушками и светлячками, но нам этого света вполне хватило, что бы мы быстро наработали несколько жестов для интимного общения. Меня хватило на два раза. Когда где-то к обеду продрал глаза, Миноки рядом не было…

.
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (23.Апр.2014) | Автор: Писарь
Просмотров: 487 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: