Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Турне по пустыне Утоби.18ч.
Турне по пустыне Утоби.18ч.

... Мы вышли не то к реке, не то к довольно-таки крупному озеру. Об этом свидетельствовала целая какафония звуков. Всплески, кваканье, вопли, вой, уханье… В воде дрожали отражения звезд. Но к берегу близко не подходим, что вызывает немалую досаду. Всё ясно: либо берег илистый, либо крокодилов и другой кровожадной нечисти дохрена.
А как же хорошо было бы сделать небольшой привал, привычно поссать стоя, размять косточки зарядкой; перекурить, бухнуть, искупнуться, потрепаться ,,вживую,, с Саньком! Но в планы организаторов турне привал у воды, видно, не входил. А скорее всего, река таила в себе и около множество опасностей. Даже собаки, которые должны были уже подустать и больше всего нуждались в водных процедурах, не спешили смыть с себя дорожную пыль. Подуй хоть слабый ветерок, может быть и повеяло бы прохладой, но увы, стояло полное безветрие. И всё же желаемое произошло: караван встал. Какой-то ушлый мужик с фонарем, не испугавшись собак, шустро расцепил карабины на сцепках между верблюдами. Они сбили строй, начали кучковаться. Ясный хрен, не сами, их ,,кучковали,, погонщики. Замелькали лучи фонарей, огоньки сигарет и папирос. -Серый, отзовись! Иду на стыковку!- услышал я из темноты голос друга... Состыковались мы с большим трудом. -Блядь, рулевые тяги на моей кляче требуют основательного ремонта - кое-как подрулил,- известил меня Санек. -Идентично. Но скорей всего, дело не в тягах, а в нашей неумелости. Обживемся, попривыкнем...Ты чё, ещё привыкать к этой хуете собираешься?!- возмущенно в взвыл Саня. -Я не ебнутый! Только если мы проплачены, с турне хуй соскочим. А это минимум неделя. Так что есть время для адаптации. Ну как тебе впечатления от поездки? -Всё нихуя, только едем медленно, и тело охуенно болит. - Аналогично! А ты чё в одеяло по уши замотался? Никак замёрз? Сбрасывай его нахуй и давай на землю сползем - разомнемся слегонца, должно помочь. -Саня, одеяло заибато защищает от гнуса! И тебе советую накинуть. Что до беготни по земле, ну а если собаки только этого и ждут? Это они , может, к черномордым привыкли... - Дивлюсь я ходу твоих мыслей, Серый! И чё ты у Фролова умником проходишь?! Ну сам посуди: нахуя растить собак такой величины против местноты? На них и 15-ти килограммового бультильера с лихвой хватит! А значит, что? Это собаки пастушечьих пород! Противостоять гиенам, гепардам, леопардам. А мож и львам. И для человека они не опасны! Слезаем! Я не прочь, даже рад. Снимаю с себя одеяло, ложу внакид на горб, и делаю попытку приподняться. Тело простреливает острая боль, отшибая желание даже шевелиться. Но другой возможности поговорить с Сашкой может и не будет. Я снова начинаю подниматься на подножках… Получилось! Осталось слезть.

Легко сказать ,, слезаем,,. Высота огромная, темень. Болит тело. Нет сил в руках, и дрожат ноги. Две ступеньки кончились быстро, руки заняты страховкой тела - фонариком не воспользуешься. Я отпускаю страховочные веревки; внутренне помолившись,прыгаю. Приземлился не больно. Но не удержался на ногах ; меня швыряет на переднюю ногу Рэма. Тот дал ход, успев передней ногой чувствительно вмять маузер в рёбра. С воплем я падаю на спину, раскинув руки. Долбоеб! Одна из задних ног Рэма едва не сбивает с головы тюрбан, а с хари - нос, запорошив глаза и ноздри песком с копыта. К моему счастью вторая задняя нога проходит в сантиметре от моей руки! Всё же копыта величиной со среднюю тарелку, помноженные на вес, таят в себе кучу опасностей. И наступи мне Рэм на кисть или дай по носу, я бы нажил немалые неприятности! Начинаю тереть глаза и нос, чихаю; лью слёзы А всё же отделался сущей мелочью: Рэм лишь обоссал мне правый рукав и руку. Наугад рву какую-то траву и затираю рукав...Чёрт, вроде всё оформленно как турне, но хвалиться нечем! Куча трупов, вонь, гнус, ,,кавалерийская,, болезнь, вдобавок обоссан верблюдом!

С огромным трудом, преодолевая боль в ногах и пояснице, встаю. Шатает как пьяного. Разболелся порез - в него , видно, попала грязь. Какая зарядка в таком состоянии! -Не стой! Походи!- орёт на меня Сашка. -У меня всё болит!- возражаю я. -Вот потому-то и надо подвигаться! Мне тоже хуево…

Вдруг с разных мест загораются три ярких прожектора; их лучи бьют в воду... Да, скорее всего, это всё же озеро… А потом, уже в третий раз, опять начинается оглушительная стрельба как минимум из трёх автоматов. Руки сами взметнулись к ушам - плотнее закрыть последние от невыносимого грохота. В этот раз стеляют простыми пулями. Но в трассирующих нет нужды. Стреляющие выбрали мишенью… озеро, в которое трудно промахнуться. Вода на огромной площади аж кипит от пуль и вздымается фонтанами на высоту выше моего роста. До меня дошёл смысл происходящего: таким образом отгоняются от берега и небольшого участка воды опасные для нас хищники уровня крокодилов и пираний. Стельба заканчивается как по команде. В ушах противно звенит. Воздух опять наполнился пороховым дымом, который противней навоза при дыхании будет.. Но на душе радостно. Значит, разрешат искупнуться! И разрешили, но всего лишь троим. Один несет на руках к вводе ... безвольное тело девочки. Двое за ноги волокут к берегу труп пленного. Для этих двоих турне закончилось. А на душе закончилась радость: сейчас купаться будут те, кому водные процедуры, в сущности, уже до лампочки. Так и есть. ,,Могильщики,, зашли в воду с телами усопших лишь до колен. Но брошено только тело девочки, которое тут же тонет. Чуваку полностью утонуть не дают... А-а, всё понятно! Предусмотрительные ребята! Один выхватывает маузер и делает жмуру два контрольных выстрела в голову. Только теперь с рук снимают верёвку, которой те были связаны. Прикиды не тронуты. Ну да, зачем и на кой кому- то тряпки несчастных! Они же все в ссаках - девченки и пленный ходили по нужде-то под себя... ,, Могильщики,, отпустили руки жертвы и разошлись, несчастный скрывается под водой. Гаснут два прожектора. Третий освещает дорогу обратно ритуальной команде. Падлы! Они этими похоронами нам всю малину обосрали! Теперь и разреши купаться, хуй полезу в воду! Чай, не племяной индииц, чтобы плескаться рядом с трупами!

Вздрагиваю от руки на плече, но обернувшись, успокоюсь - это Сашка. -Ну как тебе местные похороны? - спросил друг. -Вот если за ними последуют поминки на уровне, с пьянкой и блядями, то согласен признать их заибатыми. Когда мы своих терпил хороним в бетоне или крематориях заживо - лучше что ли?! -Так мы всё же мертвим врагов! Но согласись, что девятилетняя ссыкуха на врага как-то не тянет! - Согласен, но она может быть дочерью заклятого врага. И, кажется, девчонка умерла сама, никто её не мог грохнуть - ведь мы шли без остановки. - Саня, девочек и пленного можно и нужно было время от времени контролировать! -Да не ори ты так, тупень! А то ещё нас укокошат за плохое поведение! Раз оставили без контроля, значит, так было спланировано их руководством! Мы-то живы! Остальное вторично. Давай походим, пока есть возможность. -Давай. Только без резких движений, кто знает, что у этих собак на уме! -Серый, ты думаешь, я сейчас способен на резкие движения? Куда пойдем? -Ссать, а то щас лопну!

... И всё же нам позволили подойти к воде, осветив её прожекторами. Мы уже ,,расходили,, себя настолько, что нас хватило даже на быстрый шаг. Почва мягкая, песок с травой босым ногам неприятностей не доставляет. Наоборот, даже приятно. Рядом с нами следуют два огромных пса. Но мы им до лампочки, и тревога за собственную шкуру постепенно проходит. По пути мы решаем в воду далеко не заходить. Так, смочить ноги и хватит. Это может по меркам аборигенов вода и чиста, а на самом деле… И прошло не мало времени с момента окончания стрельбы. Вдруг на подходе уже с десяток крокодилов и до сотни пираний! Да и местные пиявки далеко не подарок! Но ступив в воду с редким камышом, мы сразу позабыли обо всём. Караванщики забыли только о приличиях и принялись ссать в воду рядом.Ну свиньи! -Спокуха, Серж! В воде проживают миллион ссыкунов и засранцев; и если всех брать во внимание... А тут подумаешь, каких-то пять ссыкунишек рядом мочатся в 200000 тонн воды... Не облезем! Соглашаюсь, что так и есть...

Мы, подвернув одежки, начали бороздить туда-сюда водную гладь, обсуждая увиденное, да разве ж гнус позволит покайфовать вволю! Пришлось прекратить ходьбу и, покинув воду, чуть ли не бегом нестись к своим верблюдам за спасительной мазью. Рядом, поскуливая, бежали собаки, сбивая лапами с морд орды кровососов.

Оказывается, пришли вовремя. Старшина зычно подал команду, меня подводят к Рэму пара нехилых ребят. Хватают за руки, вздымают вверх. Ага, я легко нащупываю кистями этакие эрзац-перильца по бокам седла. ,,Ординарцы,, без труда подсаживают меня выше первой ступеньки снизу. Я закидывает вверх ногу, нащупываю ступней ступеньку. И хоть тело всё ещё болит, без особого труда оказываюсь в седле. На душе безрадостно: так и не поговорили с Сашкой по душам! Шлепками давлю гнус под накидкой, пялю на себя одеяло, не жалея мази, мажу ноги, кисти, харю. Опять ушлый типчик тащит за повод моего Рэма на свое место в колонне, защелкивает карабин его повода, карабин сзади идущего... Гаснут прожектора, фонари. Мы снова двинулись в путь вдоль берега в кромешной тьме. Я ругаю себя за запоздалую мысль - смазать мазью жопу и поясницу с бёдрами - может будут меньше болеть... Но так как не смазал, те заболели снова. Кстати, уже не так сильно…

Показалось два костра, чуть позже - третий. Это местные пастухи в ночном пасли стада необычайно косматых коз с длинными витыми рогами. Собаки пастухов по сравнению с нашими -щенки, вот и не рыпаются, лежат себе в кустах, сверкая глазами. И зачем их столько пастухами? Или пасут так много коз? Опять мы останавливаемся; верблюдов расцепляют. В этот раз я соскакиваю на землю с изяществом опытного наездника. Правда, чуть не вывихнул левую ступню, но ведь не вывихнул! И хоть не зябко, подходим к костру. Наши завязали оживленный разговор с пастухами при длинноствольных ружьях устрашающего калибра. Вначале непонятный. И вдруг пастухи оживились. Из стада привели за рога трёх громко блеющих коз. Их ловко за рога валят на траву, под шеи подкладывают широкие чашки, а потом всем трём, под их возмущенно-жалобное меканье, быстро перерезают глотки острыми ножами. Но поражает не казнь бедных коз, а то, с какой жадностью караванщики накинулись на сырую козью кровь в чашках. Куда до них киношным вампирам. Что удивительно, собаки участие в пире не принимают, и не рыпаются, выпрашивая взглядом хоть глоток. Видать, понимают, что попади они кому под горячую руку, могут разделить участь коз. А у почти пустых чаш творится сущая вакханалия. Не имея возможности зачерпнуть, любители сырой крови лезут в чашки руками, мажут их кровянкой, а потом облизывают. Тьфу, гадость!

...Но, оказывается, гадость ждала нас впереди. К костру приносят… трёх ревущих девчонок, небрежно бросают на траву. Бесцеремонно стаскивают с них зассанные сутаны. Потом ставят голыми в ряд. Девочкам не до стыда и приличий, они вовсю отмахиваются и сгоняют гнус, которому три голых тельца - охуенный подарок. Их оценивает жюри из пастухов. И меня осеняет: козы шли в качестве оплаты за размен - с коз караванщикам кровь и, наверное, мясо, а пастухам - девочки. Так и есть! Выбрана самая хорошенькая, которую голой бесцеремонно уволакивают в темень старик с юнцом. Ясный хрен, не для передачи опыта скоростного доения и стрижки шерсти. Состояние с положением самые идиотские. Ты при оружии, наблюдаешь полный беспредел, а вмешаться не моги - не равны силы! Саньку, видно, одолевают те же мысли. -Скоты! Педрилы! Будь моя воля, перехуярил бы их всех,- зло шипит Санька. - Не прочь был бы подключиться, но как учил нас великий Жак: не сметь вмешиваться! Откуда ты знаешь, может продавать девченок за коз - это тут в порядке вещей! Многовековая традиция. Мож её поебут и отпустят, ещё и приоденут, озолотят,- урезониваю я Сашку.- Ага, слышишь, как она кричит от изумления - наверно, дохуя заплатили, никогда столько не видела.

Да, кино не для слабонервных,. Со стороны, куда отчалила троица, доносится детский крик такой силы и отчаяния, что мы, не сговариваясь, хватаем друг друга за руки. Внезапно крик стал резко менять тональность до слабого, перешёл в подобие мычание и вдруг стих совсем. Таким образом у нас мрут свиньи под ножами кольщиков-любителей. Так неужели…
Краем глаза замечаю, что две девочки пялят на себя сутаны, отчаянно расчесывая укусы проклятого гнуса. Что ж, хорошо хоть, что этим повезло уцелеть!

И вдруг происходит невероятное, достойное передачи ,,В мире животных,,. С негромким рыком подрывается огромный пёс, и исчезает во тьме, в направлении крика. За ним помчались ещё несколько ,,баскервилей,,. Душу наполняет надежда, что псы сорвались отомстить, а не из-за появления на горизонте хищников. Вроде, похоже. Слышится рык, скупой лай, мат-перемат на местной мове, живо перешедший в вопли и стоны. В хоровом страдании, к своей радости, детского голоска не слышно. Ну, при таком разгуле разнузданнсти девочку могли замучить до смери. Впрочем, что бы с ней не случилось, ребёнок отомщен! Не хотелось бы попасть под зубы даже пса, а тут бросились мстить сразу несколько. Хочется только одного: чтоб гады сдохли не сразу, а помучились часов этак двадцать.

Один погонщик приставляет к губам явно неисправный свисток и долбоебом долго дует в него. Вероятно, надеясь, что тот зазвучит. Тьфу ты, бля! Долбоёб - это я! Свисток, как подсказал мне Сашка, исправен, он ультразвуковой, и его прекрасно слышат собаки. Вон они бегут сюда. Правда без крови на мордах. Может, и девочка жива? Увы! В метрах тридцати пробежал в темноту строй ,,пастушечьих,, собак, что тащили в зубах - бр-р-р! - руки, ноги, куски мяса. Я удивляюсь спокойствию пастухов и караванщиков. Собачня на их глазах тащит жрать человечину, их же коллег по ремеслу, а всем хоть бы хуй. С нашими собаками всё понятно: они не осмеливаются нарушить команду типа ,,лежать рядом!,,...

И опять я оказываюсь долбаком. И как мне в голову пришла мысль, что наши собаки бросились выручать девочку из лап насильников! И девочка, и озабоченные пастухи стали жертвой… гиеновых собак, которых я ошибочно принял за пастушечьи. Видать, девочку замучили до крови. А гиеновые собаки охотятся только стаей. Темнота, кровь, всего лишь три человека против - всё это и спровоцировало их на нападение. Успешное, как и большинство на их охотах. На эту стаю гиен-недомерков наши собаки и бросились... О том, что это были гиеновые собаки, пояснил мне Санька. - Ну а че же эти гиены лежали на глазах у пастухов, рядом с козами, а те их не захуярили? - слабо возражаю я другу. -У пастухов даже баб-то для ебли нет, на детей кидаются; а уж лишних патронов - стрелять по собакам, тем более не будет. Ты видал стаю? В ней не меньше тридцати рыл будет! А где-то ждут своей очереди на коз, львы, леопарды, гепарды. Если всех отпугивать выстрелами, никаких патронов не напасешься! Скорее всего, у них патронов по 7-10 на ствол. И стреляют эти педрилы только при явном нападении. А караванщикам, хоть и при патронах, вмешиваться нет резона. За коз они расплатились девчонкой. Перестреляй гиен, так пришлось бы хоронить как минимум пастухов. А оно им надо! Наверное, друг прав, всё так и обстоит. -И откуда ты такой умный? - Передачи ,,В мире животных,, чаще смотреть надо, а не только порнухой глаза себе портить!- добивает меня Санька и закуривает.

-Вино пробывал? Нихуевское такое! А в мешочке вроде местная шмаль. Щас найду удобное положение - с седла не уебатца - набухаюсь, курну дури. И до крепости прошу меня не беспокоить! А то этот дурдом на веблюдах уже в доску заебал! То стреляют, то хоронят. Нет чтобы в местный бордель на часок зарулить! - Саня, я тебя не узнаю! Ты ж сам призывал меня к спокойствию! И вдруг скулеж с паническими нотками! - Поясняю для слаборазвитых причину ненастроения: возникло ощущение, что жмуров кладут планированно - на таком-то этапе пути положили одного, потом другого. Вот и интересно: когда наступит наш черёд? А может не наступит вовсе? Эх, выявить бы нам того чувака, который по-русски балакает! Он бы многое мог пояснить. К примеру: где мы находимся, название местности, что мы значим для паханов каравана? Если нас тут держат пушечным мясом или прикормкой для людоедов и зверья, уж лучше застрелиться или взорвать себя гранатой. Смотри не проеби её, иначе и на Том Свете тебя не прощу. - Сань, кончай загонять! Даже если всё так и обстоит, то в спешке окочуриться нет нужды. Настанет нужный момент, нас уберут сами устроители этого шоу. Но будем надеяться на хорошее и даже отличное. До сих пор в своих бедах мы были виноваты только сами, чуваки с каравана нам пока не говнили. Иначе нахуя дали жрач, рации, как у себя оседланных верблюдов? Даже поставили сразу за паханом, в самом безопасном месте каравана. Опять же: чёрной работой не грузят; жмурами не пачкают. -Так-то оно так! Но всё напоминает игру с шулерами, которые вначале дают тебе выиграть, а потом раздевают до нитки. -Не ссы, прорвемся! И давай решать проблемы по мере их поступления. - Уговорил,
красноречивый!

,,Наша,, стая гиеновых собак смылась, но в кустах не прекращается копошение, шумы, рычанье. От народа и костра страшно отойти даже на пару метров. А так хочется ссать! Мы отходим на метр, отворачивается и облегчаемся в чахлый участок травы. Вернувшись, наблюдаем трогательную картину: парень поит одну из девчонок молоком из огромной кружки. Когда та начала кашлять, приступил к поению второй девочки. Но этим его милосердие не исчерпывается. Он льет на головы каждой где-то по литру воды, потом начинает заботливо расчесывать их волосы. Гребень грубый, явно сработан для вычесывания козьей шерсти, но все лучше, чем ничего... Заботливо и бережно массирует им плечи, спины. Задрав сутаны, протирает мокрой тряпкой ( правда, грязной) зады, промежности, ноги... Я аж хуею от такой заботы. Думал, что у негров только умение убивать в чести и почёте. - Во как пидор старается!- обсирает картину Сашка. - А чё сразу пидор-то? Чувак мож по жизни добрый. - У любого нормального добряка при возне с пиздами уже бы хуй стоял в зенит, а этому хоть бы хны. Это при том, что тут ебут девок едва не с пелёнок. Конечно, пидор! -Да и хуй с ним, что пидор! - защищаю я чувака. -Зато потом не потащит девок для расплаты за труд на свой хуй! - Ох ты. Молоток, Серый! Я чё-то за это не подумал... Зато подумал о следующем: надо ухо держать востро - как бы этот хлюст не запросил себе в награду наши жопы! Не знаю, как ты, но если хоть намекнет на интим, я его грохну, и будь что будет! -Я тоже... -Молодца!

...Работать быстро аборигены тоже умеют! Вон, козы уже освежованы, с них сняты шкуры, отрублены копыта и рога. Их тащат укрепить на верблюдах.
...Старшина скомандовал: в путь! И завертелось... Через пятнадцать минут мы уже медленно шли во мраке навстречу неизвестности…
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (11.Фев.2014) | Автор: Писарь
Просмотров: 580 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
1 Писарь   (13.Фев.2014 07:39)
Пложишь, штоп тебя долго не искать, задам вопрос отсюда. Я частенько огребаю пиздячек за нарушение размера в стихах. А полез повысить свою грамотность и кроме привычных хореев и ямбов нарываюсаь на стихоразмер ,,логаэд,, - к нему относятся разнотипные стопы в строке, и это: не являетесь нарушением правил. Оказываетца, сам О.Мандельштам творил стихи, используя как раз этот самый логаэд - его стих приводитца примером. Наверное, с бодуна чё-нибудь написал. Хуйней не назовешь - поэт с именем, знаменит. Вот и придумали под ево стих этот самый логаэт. И интересно: а каким размером писал Маяковский? Или я чё-то не так понял? Но перечитал раз 10.

2 ПлохишЪ   (13.Фев.2014 13:29)
С размером у тебя обычно нормально (если считать по слогам, к примеру). А вот с ударениями - огрехи водятся. Вот это и ломает ритм.

Имя *:
Email *:
Код *: