Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Турне по пустыне Утоби. 15ч.
Турне по пустыне Утоби.15ч.

...На территорию скотного двора въехала огромная повозка, которую тянули пара мулов. На ней было лишь три ездока с допотопной берданой на всю троицу, но при виде их двор буквально залихарадило.
Защелкали затворы автоматов. На сторожевых башенках пришли в движение кабинки со спаренными пулеметами. Даже собаки разразились неистовым лаем. На мулов, конечно. Нам с Сашкой тоже стало не по себе. Спарка с дальней сторожевой башенки, наведенная на повозку, при стрельбе давала бы рикошет, который как раз поражал и наших верблюдов, и нас самих. А если судить по равнодушию к раненому пацану, гуманизм караванщикам и обитателям скотника был чужд. Скорее всего, бросятся оказывать помощь раненому скоту, нежели человеку! Спасибо, что Комол показал, как заставить верблюдов двигаться. Мы отогнали своих ,,кляч,, за торец перрона, поближе к рощице с семи пальм и густого кустарника. Правда тут же словили по несколько котяхов от паскудниц-мартышек. Но эти проказницы прекрасно знали, чем им грозит оружие, и при виде наших маузеров, с визгами попрятались в куще пальмовых ветвей и листьев, ничем больше нас не беспокоя. У подошедшего к нам Комола округлились глаза, но вовсе не от клякс мартышечьего навоза на наших униформах. Оказывается, Африка тоже изобилует клещами! На нас с Сашкой с пальмы успело упасть штук по пять. Комол ловко сбил стеком тех, что увидел, и объяснил, что поводов для беспокойства нет. Гости действительно из стана врага. Но пришли с миром. Они (но как?!) успели узнать, что у нас убито два веблюда, и предлагают продать их туши за приличные деньги. Старшие дали добро на сделку. Тут же въехал мини-автокран, и лесовальщик. Не прошло и двадцати минут, как трупы верблюдов были расчленены мотопилами, и гидро-захватами трелевщика погружены на арбу. На кровь и слизь кого только не сбежалось и не слетелось…

... Потом на скотник влетел всадник с ощущением, что его скакун не умеет тормозить. За ним вошли несколько - если судить по росту и стати - девочек в плотных чадрах. Всё бы ничего, но их сопровождал огромный негр с хлыстом в руке. Мы с Санькой переглянулись. От турне давно не отдавало романтикой и томностью, а тут ещё эта группа малолеток под конвоем! Куда их и за что? Моя племянница Ирка, которой ещё нет и двенадцати, частенько тырит у меня наличман и курево, но чтобы я хоть раз поднял на неё руку! А у негра рука при хлысте. И сам далеко не хилый. Если такой ударит по одной из девченок... Во мне начинает закипать злость, рука сама тянется к маузеру - заебенить и всадника, и надсмотрищика. -Спокуха, Серж! Мож не всё так мрачно! Мож это эксурсионная группа экстремалок-малолеток, которыми не хватает по жизни острых ощущений! Или их в байскаутский лагерь на отдых во вторую смену родичи отправили! Не гони пургу попусту, сделай харю подобрей! Эти архаровцытебе не дадут сделать по гадам и выстрела! Обрати внимание, как у той ,вон , спарки в ленте часто расположены патроны. Так это только для одного ствола! Мысленно умножь эти патроны на два…Это вне сомнений что-то очень скорострельное! И не надо быть снайпером, чтобы с неё в нас попасть! А таких спарок еще две. Если они начнут в нас стрелять, наши тела распадутся на атомы… У меня до сих пор в ушах звон от стрельбы вон того архаровца стоит… Друг как всегда прав! И пока ещё ничего из ряда вон выходящего с девчатами не произошло. Они не связаны, не в кандалах. Чадра на каждой может служить защитой от яркого солнца, паразитов. Нескромных мужских глаз...Вынырнувший откуда-то Комол, подносит к губам палец и машет головой: мол, не кипишитесь, чуваки; не время и не место! Но как не возмущаться! Мы с Сашкой уютненько восидаем на верблюдах; кто не занят - сидят и даже лежат; а девченки стоят едва не по стойке ,,смирно,, на солнцепеке уже минут двадцать, и всем поебать! Хорошо ещё, что длинные сутаны защищают несчастных от мух и кровососов! Внезапно их ,,вожатый,, зычно орёт команду, и девочки медленно зашагали на перрон. Ага, к перрону подводят трех некрупных верблюдов в скромненьких засаленых попонах, девочек усаживают на каждого по две... Прям иллюстрация к уроку истории на тему: торговля раба…, а вернее - рабынями. Готовых же на бунт и протест против геноцида только двое - я да Сашка. Комол-чувак ничего, почти свой! Может, в душе девченкам и сочувствует, но при нём нет даже завалящего ножичка! Это при том, что на территории скотника набирается стволов двадцать, три гранаты, не считая трёх спарок, и всё, случись заваруха, обернется против нас! Но и это ещё не все удары по нашим нервам! Впрочем, Жак предупреждал нас о подобных ситуациях, и строго-настрого приказал в них не влезать. Но как удержаться от невмешательства, когда видишь такое!

...И я, и Санек - без пяти минут бандиты, в свое время тянули срока.. Сашка дважды влетал на зону как раз за неправомерное применение знаний каратэ. Да и я, не смотря на ,,пивной,, живот, ещё могу сильно ударить с обеих рук. Но никогда мы не гнобили детей, женщин и увечных - не по понятиям! Вот почему нас возмущает ,,кино,, с малолетками. То, что следует за девочками, тоже особо настроения не улучшает…

Во двор, в туче пыли, врывается лехковуха с открытым верхом, с которой выводят троих с мешками на бошках. У одного руки связаны за спиной, второй в кандалах на ногах. Третий, в рваной и грязной сутане, не связан, но его шатает как пьяного, и не пропадает ощущение, что несчастный вот-вот упадёт и ,,отбросит копыта,,. К троице подходят старик и два холеных бедуина, о чем-то негромко толкуя между собой. В основном, обсуждают самого изможденного. Потом дед срывает с ,,шатуна,, мешок. Парень очень молод, щурит глаза от яркого солнца. Но почему-то не в состоянии поднять рук, дабы почесать и помассировать последние. Мне знакомо такое состояние. Оно возникает, если сильно избито тело выше пояса...Но вот старик сделал взмах рукой. С пристройки выводят ещё трёх верблюдов, а пленные следуют на перрон, на посадку. Причем, мешки с голов пары так и не сняли; самый молодой и увечный служит двоим, что покрепче, поводырем...

А нам приспичило… выссаться - сказывается выпитое пиво. О том, чтобы слезть со своих ,,скакунов,, , не может быть и речи. Потом же хрен заберемся обратно! Благо, от нескромных глаз окружающих мы скрыты кущами кустарника и парой стволов пальм с торцом перрона. Я откидываю накидку, тунику и… припухаю. Широченное основание переднего горба моего верблюда и относительно короткий хуй не позволяют ссать сидя. Т.е., если не жаль интерьера своего посадочного места, то ссы сколь угодно. Моча не гудрон и не солидол, дорогу вниз через попону и шерсть себе пробьет легко. Но обсыкать своего же верблюда… Через три-четыре перессыка я начну задыхаться от густых испарений собственных ссак. Ведь в конце мочеиспускания здоровый мужик автоматом впрыскивает в мочу небольшое количество спермы, которая играет роль консерванта, не хуже той же амбры или мускуса... Вспомните стойкий смрад мочи у стихийных туалетов в районе пивных или ,, ресторанов,, уровня опушек и засарайных пространств… А пока - глубоко вдавленный в межгорбовую ложбинку зад невозможно придподнять вверх из-за отсутствия стремян и… пресса. Так и терпеть невмоготу: моча подпирает до рези в животе. Но - верблюд мне хозяевами выдан не обоссанный! Это сразу бросилось бы во внимание. Обоссы я сейчас своего, мне могут и предъявить! У себя на Родине я бы еще огрызнулся . Но вот на этом скотном дворе, откуда еще не выветрился смрад взрывчатки, и даже у подростков имеется как минимум по ножу, преимущество белокожих над темнокожими почему-то выпячивать нет никакого желания... Меня несказанно удивляет то, сколь легко Сашка преподнимает свою жопу над межгорбовой ложбинкой своего Юна, играючи - ну как же, каратэист все-таки! - перекидывает ногу из-за горба и садится в межгорбье задом, оказавшись перпендикулярно телу верблюда... Гм, в таком положении поссать не составит труда даже на ходу: и сам не загремишь - не дадут горбы; и верблюда не обоссышь… -Деревня, откинь подножки! - издевательски орёт мне друг, обсыкая ближайший куст... Тьфу ты, бля! Подобие стремян у ,, кораблей,, пустыни всё же есть! Даже во сто крат удобней! Это не то крепкое дерево, не то прочный пластик. Выточенные с них пара ступенек слева и справа имеют рифление и легкую покатость, достаточно большую поверхность. Они расположены на широком поперечном ремне друг над другом так,что легко откидываются , как и складываются, небольшим усилием ступни...

...Но разве в Африке спокойно поссышь! Нас буквально накрывает громовой рёв турбин четверки реактивных самолётов, что проносятся по своим делам едва не над головами. Самолеты, видно, ещё только набирают высоту, скорость их относительно н невысока. И поэтому хорошо видны детали. В основном - разнокалиберные ракеты и бомбы, штук по десятку на каждом крыле. Ясный хрен, что пулеметы с пушками имеются тоже... Но этим монстрам даже нет нужды прибегать к оружию! Звук авиадвигателей на форсаже буквально рвёт барабанные перепонки, заставляя жмуриться и втянуть голову в плечи. Меня окатывает волной горячего воздуха. Со стены срывает кучу пыли, камней. С пальм горохом посыпались вниз мартышки, стайки птиц… Дальнейшего я не вижу. Не до того стало: Рэма подводят нервы, и он внезапно срывается на панический бег. Это при том, что сижу на нём боком, держась только за свой хуй и полы одежд. Вы пробовали ездить на верблюде боком, держась лишь за шерсть его горбов, который несется на полной скорости, не разбирая дороги?! Да, под задние копыта упасть не поучиться: не даст задний горб. Зато грохнуться спиной или мордой о твердь скотника условия просто идеальные! Неимоверные толчки и тряска; силы, что толкают тебя то вперед, то назад, взависимости от того, куда повернул слегка свихнувшийся Рэм... Когда моего дурня за узду останавливают два паренька с автоматами, у меня даже не остается сил разжать ладони на его горбах. И чё мудрые караванщики не оснастили свои ,,корабли,, ремнями безопасности?! В подобных ситуациях те были бы в самый раз! Ясный хрен, что остатки мочи я слил не знамо куда, а проще -на себя и бочину Рэма. Впрочем, мне не до приличий. Хорошо, что остался цел и здоров! Огромным усилием воли заставляю себя отпустить спасительные горбы Рэма и трясу в воздухе затекшими кистями. Даже маленькая головка обезьянки, что взирает на меня из-за переднего горба, не вызывает эмоций. Резкий свист прута, облачко пыли с горба Рэма, и обезьянка кулем падает к ногам довольных до жопы пацанов. Краем глаза замечаю на правой руке у локтя что-то большое и мохнатое. Заорав от испуга, пытаюсь скинуть чудище резким взмахом и… успокаиваюсь: в мою руку мертвой хваткой вцепился очаровательный детеныш обезьяны. Скорее всего - ребёнок убитой пацанами мамы. При попытке погладить, малыш ловко хватает ртом мой указательный палец и принимается сосать его как соску. Но задачу: как долго я могу служить обезьянке суррогатной мамой? - пришлось оставить за ненадобностью. Второй посвист прута заставляет замереть детеныша навсегда. Пацаны недумевают, чё я негодую? Столько мяса и задарма! Радоваться надо!

...-Отдай ты им эту крысу, нахуй! - слышу я голос Саньки снизу. Ага! Друг-таки спрыгнул со своего Юна во время всеобщей паники. Его туника местами грязна, пара вязок оторваны. Исцарапанное лицо... -Когда мой долбоёб сорвался в родео, я понял, что если хочу жить, то лучше в нём не участвовать! Ну и сиганул на ходу. Всё заебись! Нихуевски приземлился! Только малости не учел: родео занялась вся живность скотного двора! Вначале меня чуть не затоптал к верблюд, потом на бегу столкнулся с ослом, бля! Два мудака отдавили в давке по руке. А морду вон в тех кустах расцарапал; на них шипы длиной с палец. И такие острые! Ты посмотри, что эти ебанные самолеты тут понаделали! Двум девкам и слепцу - амба! Их верблюды на полном скаку сшиблись. Верблюжонок забился под перрон в самую узкость, хуй вытащишь! И не пристрелишь - он с элитной породы, производителя растят… Двор действительно напоминает оживленную улицу в час пик, только с преобладанием верблюдов. Хватает и людей, но мне со своей высоты бросаются в глаза именно верблюды, которые до сих пор беспорядочно быстро мечутся по двору, грозя изувечить, а то и убить случайного обитателя... Вон бьется в агонии крупная ящерица в окружении трёх собак. Крылан ползёт к кустам, подвалакивая отдавленное крыло...

...Но мы не в той весовой категории, чтобы указывать властям города, где располагать аэродромы подскока, и на какой высоте преодолевать городской жилой массив. И вообще, скорей бы наши шефы сформировали караван, да двинулись в путь! Не то, чувствую, про мемуары придется забыть. По причине того, что высока вероятность не дотянуть до старости, а сложить головы прямо тут, на скотном дворе, чего очень не хочется. Ещё столько дел требует непосредственного участия…

-Серый, секи, какие трофеи я надыбал, пока до сарая полз! И вообще, поссал, накатался? Сядь нормально! Нехуй внимание общественности привлекать! Саня воровато показывает мне массивный нож с огромным красным камнем в рукояти. Не знаю: рубин или гранат? но не страз - точно. Нож попроще, зажигалка и… граната. Сотовик. Правда, сотовик выдает на экране какую- то арабскую вязь, на расшифровку которой нами не хватит всей жизни, но нам не до жира… - А если хозяева опечалятся потерей, да после усердных поисков проведут тотальный шмон? Представляешь, что нас ждёт?! - Не ссы, Серж, шмона не будет! Тут обезьяны со мной до кустов драпали, так чего по пути к гнездовьям только не напиздили! Вот на них в первую очередь и подумают. Спрячь добро на своем рысаке, я пока безлошадный. И сделай морду проще, Комолу тоже особо доверять не стоит! Кстати, не знаю как ты, а я с себя даже финика не выронил! И сигареты с тюрбаном целы! Ты хоть маузер-то не проебал, джигит? Это удивительно, но и у меня нет потерь, кроме ряда нервных клеток, да пота... Я с наслаждением закуриваю и неспешно ныкаю на верблюде Сашкины трофеи...
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (07.Янв.2014) | Автор: Писарь
Просмотров: 524 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: