Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Турне по пустыне Утоби.14ч.
Турне по пустыне Утоби.14ч.

...По-русски Комол говорит с таким сильным акцентом, что я с большим трудом дорубаю до смысла сказанного. Но оттого, что тут кто-то хоть как-то владеет родным языком, на душе становится легче. Вон верблюды, вон караванщики; за скотным двором начинается бескрайняя лесостепь - саванна, которая через какое-то время плавно перейдёт в пустыню... Внезапная стрельба… Возникает множество вопросов, и хотелось получить ответы хоть на некоторые. Комол суёт нам по куску лепёшки и подводит к двум верблюдам под коврами и множеством веревок. Наш новый наставник знаками приказывает нам угостить каждому своё транспортное средство. Видя нашу с Санькой нерешительность, Комол отламывает от наших лепех по кусочку и смело угощает гигантов первым. Удивительно, но с его ладонью ничего не случилось! Она цела! С моей ладони ,,мой,, верблюд легко смахивает угощение чуть шершавым огромным языком и губами. Да, это не машина! И не моцик! И чё за хуйню он жует, не переставая, что пасть аж в пене, а слюна тянется едва не на метр?! -Хоть с колёсами и движком еботни не будет! - восклицает Санек. -Да? А глянь туда, - показываю на ,,кино,, сбоку. Совсем рядом четыре негра зачищают бок верблюда от паразитов небольшими палочками. Картина жуткая! Возникает ощущение, что с несчастного сбоку грубо содрали шкуру, размером с неразвернутую газету. При прикосновении к живому мясу верблюд крупно вздрагивает. Подозреваю, что он давно бы съебался от своих мучителей, да не даёт прочная узда. Как только лекари обнажают палочкой тельце паразита, на него тотчас из кустов пикируют 3-5 птиц чуть крупнее нашего воробья и в более ярком оперении. Хоть птицы визгливо и мерзко орут, машут перед глазами лекарей крыльями, порой роняя перья и кал, те их не прогоняют. Верблюд, как бы дорубив, что птицы избавляют его от мучителей-паразитов, тоже стоит статуей… Совсем рядом пара местечковых ветеренаров ковыряются ножами в копыте верблюженка, вырезая роговой нарост... Неправ оказался Санек, удтверждая, что верблюд в отличии от машины не доставляет еботни своему хозяину… Да и скотный двор совсем не напоминал подворье давно обанкротившегося колхоза. Тот же навоз для просушки, был разложен на плацу тонким слоем в прямоугольном коробе. Мусор собран в несколько куч у забора. Площадка двора имела небольшую выпуклость и скосы по краям - для стока мочи и воды. По периметру стены имелись бойницы и три башенки с часовыми при пулеметах, прожектора. Три ,,тарелки,, для спутниковой связи. Молниеотводы, мачты антенн, вязь проводов...Вот тебе и страна ,,третьего мира,,! По углам сидят с флегматичными харями рыл до десятка … при калашах со сдвоенными рожками.Надо полагать - охрана. Рядом с пареньком зверской наружности валяются три гранаты с запалами, огромный нож. При такой жаре - моё мнение - гранаты лучше бы хранить в тени, а не на солнцепеке!

... Три чувака во что-то играют, используя вместо фишек патроны от калаша. 7,62 мм , между прочим! Пацанва и пара мужиков бородатого вида жарят на костре тушку обезьяны... И эти при куче ножей. Не факт, что их арсенал исчерпывается только ножами. От созерцания панорамы двора нас отвлек окрик Комола. Ну да, со своими верблюдами мы ещё не дознакомились. Но Комол обозвал моего верблюда именем Рэм, показал, для чего служат ремни узды. Куда крепить мешок со жратвой, зонт от солнца. Мешок для сбора навоза. Способы их вязки. При этом он успевал отгонять от верблюда орду мух в пределах досягаемости рук. Наши с Сашкой руки тоже были заняты примерно тем же. Мухи были херней по сравнению с осами и наездниками, что шустро баражировали у самых харь. Они охотились за мухами, но кто их, гадов, знает! Я уже раздавил пару гигантских палочниковх, что плохо видны на фоне желто-коричневой почвы из-за защитного окраса

...Внезапно на территорию врываются две легковухи и грузовик, в котором полно вооруженного народа. Мы с другом напряглись. Но - напрасно.Грузом ,,заряжают,, караван. Дядьки с оружием , скинув форму и прикиды, облачаются в накидки и туники, ловко вяжут тюрбаны, вязки и пояса... Зря обеспокоились; это - ,, наши,,! Во всяком случае, их опасаться нехуй! А ,,наши,, не столь просты, как кажутся! В их руках начинают мелькать… планшеты, навигаторы, радиостанции-мини…

...Оглянувшись на дикий рёв, вижу, как пара мужиков с автоматами тащат к дальнему углу забора упирающегося верблюда со впалыми боками. Н-да, на таком по пустыне много не пройдешь! У забора один вскидывает калаш и даёт длинную очередь по лбу несчастного животного. Даже отсюда видно, как пули чернят лоб жертвы, выбивая со стены столбы густой пыли. Калаш - он и в Африке калаш! Ясный хрен, что кости черепа у несчастного далеко не из бумаги, но пули с калаша пробивают его играючи. Верблюд подгибает передние ноги, падает…

И тут происходит неожиданное! Словно эхо, из-за забора раздается приглушенная расстоянием длиннющая автоматная очередь. За ней следует звонкий и громкий хлопок, вспышка. Это нам ответили недруги. Из миномета! Что означает: куча осколков! Протяжно завыла собака и поползла на передних ногах к кустарнику. Юлой закрутилось кошка. Снесло несколько веток и кучу листвы с кустов. Взрывной волной вмяло в забор несколько птичек. Осколками выбиваются фонтаны пыли из забора , тентов грузовика и внедорожника. На второй легквухе выбивает боковые стекла. Пацан, что жарил обезьяну, с криком присел на жопу, обхватив бок... Мы с Санькой с похвальной быстротой выхватила пистолеты, присели... А нахуй?! В кого стрелять в пределах видимости? Враг там, за стеной… Нас глушит пулеметная очередь с ближайшей вышки. Закопашились караванщики... Только два бедуина, одетые как для рекламы сигарет ,,Кэмел,, , спокойно, без суеты, отдавали кому-то приказы по рациям...Стрельба стихла. А проблема осталась: осколками зацепило одного из верблюдов с каравана. У меня в тунике образовалась рваная дыра как раз рядом с правым коленом. Ударь осколок нескольки правей, и как путишевственник я бы кончился навсегда! А может, и как жилец... Комол рывком увлекает нас под навес из толстенный веток. Под ним полно навоза, образующего подобие бруствера. Защита от пуль и осколков ненадежная, но всё лучше, чем ничего... Опять слышна негромкая очередь. Пылью окутывается ближайшая сторожевая вышка. Ясный хрен, что чудом уцелевший пулеметчик на вышке такого блядства терпеть не стал и ответил длиннющей очередью. Но меня уже занимает совсем не стрельба, а мои новые соседи. Под навесом в состоянии нирваны, вниз головой, замерли до десятка летучих мышей; опорный столб усеян разнокалиберными желтыми скорпионами и огромными слизнями. Вверх по столбу метнулся длинный ,,состав,, из многоножки. По ногам кто-то ползает… Чё тут сказать? Заибатое убежище подобрал нам Комол!

...Наконец стрельба со стороны атакующих стихает окончательно. Зато начинается у нас. Мы, спрятав бесполезные в данной ситуации, маузеры, вылазим из-под насеста... Аборигены калашом добивают раненых пса и верблюда. Пытаются пристрелить двух мартышек, которые под шумок ловко умыкнули гранату и пригоршню патронов, бляди! А вот пацана, раненого вбок, так просто не пристрелить! Но и помочь несчастному никто не бросается. Он постепенно затихает в лужице собственной крови

Ушло не меньше часа, пока навели порядок в ,,танковых войсках,,. За это время мы с Санькой полностью аклиматизировались к атмосфере скотного двора, или как он тут называется? Отошла на задний план и брезгливость. Только страх не отпускал. Это куда же нас шеф закинул и с какими целями?! Тут голову сложить, что два пальца обоссать, если не проще! У меня попало всякое желание выходить на открытое место скотника - вдоль забора всё же безопаснее: сам забор, стволы кустарников и пальм, две машины, постройки, кучи мусора; и даже тела верблюдов с… погонщиками и работниками являются неплохой защитой от внезапного обстрела. Я показываю Сане дырку от осколка в тунике и накидке. Он мне показывает дырку, оттуда осколок вылетел. Набирается на очень серьезное ранение, задень осколок ногу. Эх, щас бы засадить стакан непаленой водки! Снять стресс, обмыть везение... В мешках при тряске что-то булькает, но старшие гортанными злыми окриками торопят караванщиков, и под их пристальным вниманием лезть в мешки мы не решаемся. Интуиция мне глаголит, что уговаривать и взывать к совести старшие нас и не подумают. Им куда лучше будет нас пристрелить и оставить на съедение мухам с осами...

Навес, где мы пережидали обстрел, являлся посадочными перроном на верблюдов каравана. Он имеет небольшой укос, что позволяет всаднику без труда оседлать верблюда любого роста. А чё, очень удобно! Я оказываюсь на одном уровне с межгорбной ложбиной своего верблюда, отшагав по перрону 4 шага, Санька, как более высокий, всего два… Еба мать! Возникает ощущение, что ты увалился в мягкое и очень уютное кресло! Куда там до моего ,, трона,,автомобильному или даже самолётному! Картинку нескольки портит облучек - он же туалет, отполированный до блеска, надо полагать, чужими жопами. Но эту мысль перебивает другая, более практичная: а чем вытирать после справления нужды свою? В мешке туалетная бумага или её аналог имеется? А мож бедуины на марше просто сушат жопы зноем? Или вытирают межгорбным пространством? Впрочем, чё корчить с себя чистоплюя! С инструкций Комола следует, что ту же песчаную бурю безопасней всего пережидать под… жопой верблюда и никак иначе. Спереди тебя может привалить массивной головой ,,корабля,, пустыни, сбоку - тушей. И рядом не лечь - верблюд может достать ногами, непроизвольно дернув ими во сне. Или раздавить, вскочив внезапно…
Мне очень трудно предоставить, что такое песчаная буря, почти мгновенно образующиеся многотонные барханы вокруг малейшего препятствия на пути ветра. Но не доверять Комолу нет оснований... Под жопой, так под жопой! Лишь бы уцелеть! А там будем посмотреть. В том же пересказе какой -нибудь телухе перепитии с туалетом на ходу ,,по-большому,, , как и пережидания бури под жопой верблюдов можно опустить, вот и будешь в её глазах героем с большой буквы! Правда, для этого нужен сущий пустяк: вернуться к отправной точке. А мы ещё и 1/20 маршрута не одолели!

...Я ищу ,,на троне,, наиболее удобное положение для тела в целом. С непривычки начинает ныть спина, отекают ноги. А до земли как минимум метр восемьдесят; вот так запросто не спрыгнешь и не разомнешься! Мой верблюд заучено далеко отошёл от перрона, уступив место другим караванщикам. Не подошёл он и к верблюду Санька - хуй поговоришь с другом! Я осторожно подергиваю узду, понукая Рэма двинуть поближе к Сашкиному Юну, но без толка. Он гладает листики чахлого кустарника, никак не реагируя на узду и мои ,,но, блядь!,,. Прямо подо мной лежит мертвый негритенок, убитый осколков мины. Его тело аж шевелится от обилия насекомых. А зачем его хоронить или жечь! Полчища трупоедов съебенят пацана без остатка за несколько часов, оставив только кости без мозга. А последние растащат собаки…

Подлетевший откуда-то сбоку Комол оттягивает мою правую ногу, стукает ей о бок верблюда, дергает узду справа и о - чудо! - мой верблюд неспешно пошел в направлении Сашки. Пока я решаю задачу, как тормознуть этого монстра в нужном месте, тот останавливается сам. -О, сэр, вы уже освоили вождение и торможение своей клячи?! - подъебывает меня друг. - Колитесь, как это делается? Но от уроков вождения нас отвлекает громкая ругань: осколком мины пробило заднее колесо грузовика, а запасного у горе- водилы нет. Грузовик, видно, срочно нужен в другом месте, Но теперь о срочности можно забыть.Вот водиле и высказывают своё мнение о нём же парочка дедков, которым он почему-то не смеет возразить. -Ну и нравы тут царят, однако! - замечает Саня. -А в армии лучше што ли царили?! - возражаю я. -В армии даже на войсковых учениях не стреляли боевыми патронами и минами! И за службу не припомню ни одной убитой собаки или кошки! Про верблюда с мальцом и вовсе молчу! Возразить другу мне было нечего…

х

...
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (22.Дек.2013) | Автор: Писарь
Просмотров: 480 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: