Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Судьбоносная находка.2ч.
...Внезапно Витьку осенила и повергла в страх следующая мысль: а если птицам маньяк до фени, и кричат они, к примеру, на ту же сову, которую люто ненавидят? Тогда что может быть? Ждешь его нападения со стороны оврага, а он подкрался сзади, оглушил. Пиши, что история пришла к завершению. Лопатка гаду будет уже ни к чему. Завладев пистолетом, перестреляет обоих. И прости-прощай! Себя любимого после можно выдать за жертву шизанутого стрелка, вложив пистолет в руки мертвого Витьки - кто опровергнет, что он позже наплетет!

Мохов с пистолетом наизготовку, весь на нервах, принялся вертеть башкой. Да, аника-воин! Враг ранен. Может, тяжело. У Витьки целый арсенал - пистолет, лопатка. Сносно боксирует. Но тем не менее, страх за свою шкуру не отпускает и всё тут! Именно за свою, на девченку ему стало глубоко насрать. До него постепенно даже дошло, что испытывали наши деды на войне, на передовой во время обороны или перед атакой. Говорят, что страх - чувство вполне даже естественное, он свойственен всем разумным людям. Главное - это в нужный момент его обуздать усилием воли. Но как обуздаешь, если им заполнена каждая твоя клеточка! Даже на соревнованиях с заведомо сильным соперником так не ссал и не мандражировал! Ну да, на ринге-то не убивают! Впрочем, есть беспроигрышно-безопасный вариант: бросить девченку на произвол судьбы, а самому отчалить восвояси и забыть всё, что было, как страшный сон. Маньяк сам доведёт дело до логического завершения. Сам её грохнет, сам похоронит, уничтожит следы преступления. И без следа испарится. Что до оружия - пистолет не обязательно топить. Пока не покинет опасную зону, лучше держать его при себе. А после можно будет закопать ,,ствол,, на выходе из леса. Вот он сейчас рискует жизнью, рвёт жопу из-за этой бигсы, а она позже возьми да и умри у него на руках. Сразу такое начнётся! И обязательно потом найдутся упертые, которые будут твёрдо уверены, что слухи врут, никакого маньяка не было, что измахратил и изуродовал ребёнка он, Витя Мохов. Пойди потом отмойся от вселенского позора! Считай, что мореходка накрылась медным тазом. Врятли в ней жалуют преступников! И почему ,,потом,,? Сыч же приводил пример из собственной жизни, как его ни за что посадили. Так может произойти и с Витей. Из него могут сделать изверга века те же менты, что называется, не отходя от кассы. Настоящего виновника ,,торжества,, ещё поймать надо, а Витю чё ловить!

Ну не тянет он на рыцаря и книжного героя, что поделать! При любом раскладе возникает множество проблем. Хотябы такая: если чува не загнется, куда её тащить и к кому? Домой железно нельзя. Это же не щенок или котёнок! Опять же - вид у неё далеко не товарный. За подружку младшего брата не выдашь. Родаки объяснений потребуют; начнут на мозги капать. Сыч, конечно, друг хороший, но насколь он гостепреимен? - под вопросом. А больше мест нет! У салажни есть штабик за гаражами, но толку-то с него. Уже вечерами уличная температура порой падает до ноля, а то и ниже. И на поруки ,,скорой помощи,, не сдашь. Врачи капнут ментам, и прощай, спокойная жизнь, да здравствует нервотрепка! Так что твёрдо решено: с него хватит, он делает ноги! Вот, перекурит, поторчит тут ещё минуты 2, и ходу, пока цел. А то потом кошмары начнут сниться.

Неизвестно, до чего бы дорассуждался Мохов, не тронь его кто-то за щиколотку. Забыв, что вооружён, Витя с воплем ,,ма-а-а!,, сиганул через пень, легко взяв с места около 120см высоты. Приземлившись, не удержался на ногах, упал в сухую траву, и рекордно быстро пополз по-пластунски от источника опасности. Неизвестно, сколько бы он прополз, не тормозни его стволик молодой, но невероятно твердой берёзки. С болью в бошке пришло и отрезвление. Развернувшись на спину, Мохов навел пистолет на злосчастный пень. Уф, паникер гребаный! За раздумьями он напрочь забыл о девочке, а та возьми и очнись, что в корне меняет дело. Теперь не смоешься! Маньяк, мож, и не вернётся, зато эта недобитая может окончательно очухаться и двинуть до посёлка своим ходом. Опять всё сведется к ,,скорой,, да ментам. Ещё неизвестно, какую историю им преподнесет девченка, и какая роль в ней будет отведена Вите.

Он с опаской, на цыпочках, подошёл к пню. Да, не ошибся. Девочка действительно очнулась и буквально сверлила его своими сильно раскосыми глазами(которые, кстати, вовсе не делали её страшилкой). Вполне возможно, до побоев по лицу глаза были нормальными, не косили. По её синюшным щекам скатывались крупные слёзы. Витя сразу же устыдился своего намерения смыться от неё подальше. И как он мог додуматься до мыслей оставить эту несчастную маньяку на растерзание! Он сдернул её трусы с ручки лопатки и аккуратно промокнул ими слезы, приговаривая, что всё будет хорошо, они уйдут отсюда вместе. Как бы желая досмотреть, чём закончится драма, их опять начали окружать вороны, сороки, сойки. Причём, вели они себя относительно тихо, приглушенно и кратко вереща и каркая. А раз птицы почти молчат, то маньяком рядом и не пахнет. За время перекура надо продумать план отхода и, собственно, начинать сам отход.

План вырисовывался простой. Собрать все безделицы, что он нашёл в карманах девченки и надёжно заныкать до ХУДШИХ времён. В случае чего предъвить их тем же ментам или её родителям. Лопатку взять с собой в качестве дополнительного холодного оружия - это, может, с девочкой бугай не стал размениваться на полную силу, посчитав, что хватит и половины. А сейчас он взвинчен, ранен. На его месте Витька с пустыми бы руками в атаку б не рыпался. Если нападать, так только взяв в грабки сук подлинней, каменюку побольше… Вдруг ему повезёт выбить из руки пистолет. Вот тут-то лопатка, как контр-мера, окажется весьма кстати.

Ход мыслей прервало мычание несчастной. Витьке показалось, что она силится что-то сказать. Но он ошибся. Приоткрыв рот в крови, девченка вытолкнула языком на подбородок обломок зуба, за которым тянулась бордовая слюна. Ненависть Витьки к маньяку только усилилась. И чё он, идиот, не догадался прострелить ему ноги! Одной пули хватило бы обездвижить обе ,,ходули,, амбала железно. Пусть гад лучше б истек кровью и подох! Зато не пришлось бы сейчас вести себя затравленным зайцем. В мозгу че-то щелкнуло, и Витька без брезгливости убрал обломок зуба в задний карман трико. Протер девченке подбородок. Эта же картина подтолкнула Моха действовать порасторопней.

Неизвестно, насколь силён негодяй, но то что жалости в нём - кот наплакал, это точно. И ладно, если он, внезапно напав, завладеет пистолетом. Пуля, ну - две, и ты избавлен от мучительной боли. Но что будет с ними, если мерзавцу удастся вырвать из рук лопатку! Порубит же на куски! Такой смерти и врагу не пожелаешь! Удар, и отлетели ухо с рукой; второй, нет еще уха и второй руки. При этом неописуемая жуткая боль. Бр-р-р!

Разложив трусы девочки на пне, Витька в несколько ударов лопаткой вырубил из них резинку и пару колец. Связав их в одно целое, получил сантиметров 60 относительно прочного каната. К резинке покрепче привязал черенок лопатки. Кольцом петлей охватил запястье левой руки. И поблагодарил про себя тренера по боксу, который в своё время заставил разрабатывать левую руку, дабы уподобить её правой. Многие плевались и матерились от его уроков - мол, зачем? мне и правой по заглаза хватает! У Витьки вскоре рука ,,пошла,, , позволяя во время поединка менять стойки неожиданно для противника. Вот теперь-то умение владеть обеими руками одинаково и пригодилось! Зато на привязи лопатку не потерять, и она всегда под рукой! Если маньяк ,,однорук,, , тяжело ему придётся в рукопашке.

Сдув с лица несчастной очередной поток слёз и пообещав, что он вскоре вернётся, Витька с обрубками ее трусов метнулся к дубу. В целые трусы он собрал все безделицы из карманов девочки. Тугой же узелок обмотал обрубками и живо дриснул обратно. У пня была довольно мощная корневая система - лучшего места под тайник и не найти. На ум пришла мысль, что не помешало бы собрать или поглубже втоптать в траву гильзы - ведь если маньяк тем же ментам представит дело так, что был обстрелян и ранен неведомым стрелком безо всяких причин, просто у того чесались руки кого-нибудь грохнуть, Витьке придётся ой как плохо! Вычислят играючи. И если 12 гильз не заныкать, они ему ой как аукнутся! Хотя бы в плане того, почему расстрелял по несчастному весь магазин, а не ограничился двумя-пятью патронами? Почему сразу не пошёл с пистолетом в мусарню и не сдал свою опасную находку властям? А теперь-то чё оправдываться? Всё нормально, ничего необычного! Висело на стене ружьё, висело, а потом по закону жанра взяло да и выстрелило. И ладно бы заряд ушёл в никуда, так ведь нет, есть жертва! Ату такого ,,ворошиловского стрелка,,! Набедокурил? Отвечай! И отвесить негодяю через наш самый гуманный суд в мире побольше, а отправить туда, где содержат построже! Чтоб помнил на будущее: чай, не в Чикаго обитает!

Замаскировав узелок в корневище пня, Витька решил ещё раз внимательно оглядеться и только потом двигать в обратный путь. Мера не лишняя, пойдёт-то не один, с несчастной на руках. Он прильнул к окуляру прицела и смачно выругался. Какой же он идиот! Ну кто так ползает с оружием в руке! Впрочем, он панически смывался от опасности, но сути это не меняет. Вон сколько грязи нацеплял объективом. Как теперь целиться? Он поднес пистолет объективом к лицу и выругался повторно. Ствол тоже был забит! Ладно, там, объектив. Снял прицел с кронштейна, протер трикушкой в слюне и цепляй по новой. Со стволом дела обстоят посложней. Стрелять с грязью внутри? А вдруг последний разорвет? Чтобы его зачистить, нужна проволока или относительно прочная ветка. Заколка девочки уже надёжно заныкана и замаскированна. А больше проволоки нет! Попробовать выбить грязь об пенёк? Так тогда желательно пистолет разрядить. Если грязь выковыривать, это желательно делать со стороны патронника, для чего ,,ствол,, надо будет частично разобрать. Начни это делать с конца ствола, можно загнать грязь в механизм привода затвора и спуска. И тогда не будет гарантии, что в нужный момент оружие не откажет.Разрядить и разобрать, значит, оказаться безоружным на какое-то время... В общем, влип по самое нехочу! Но сидеть, сложа руки, тоже было смертельно опасно. И Витька решился. Отстегнув прицел, он уложил его на сиреневую курточку девченки, туда же последовали магазин, затворная рама, затвор и возвратная пружина, штифт, плоская пружина - в траве, густо усыпаной пожухлой листвой, легко можно было потерять ряд мелких деталей. Патрон со ствола он прихватил зубами . К счастью грязь проникла лишь на небольшую глубину дула. Её без труда получилось вытолкнуть наружу прочной веткой. После продувки ртом пистолет был споро собран, опробован на ход и легкость спуска. Вроде, заработал. Витька вытащил магазин; затолкнул в него патрон со рта, вставил тот в гнездо рукоятки, передернул затвор. Фу! Пистолет был готов к стрельбе.Теперь Витьку так просто не возьмёшь! Потом он прочистил прицел, посмотрел в него и водрузил на место. А чё, с такой сноровкой - на всё, про всё потратил где-то минуты три, не больше - он может после школы не мореходку штурмовать, а смело идти работать в стрелковый тир. Ну, если, конечно, маньяк ему пожить ещё позволит.

Он выкурил сигарету до половины, затушил, сунул в пачку. Пора двигать обратно. Бля, девчонка так и не перестала плакать! При синяке на всё лицо, выбитых зубах и разбитой губе оно и понятно. Наверное, и десна пострадали. Больно несчастной. Только теперь не до мелочей уровня её слёз. Витька достал сотовый девочки. Связи так и не появилось. Зато время - шестой вечера. Надо поспешить. Тут главное: поудобней обхватить девченку. Всё же путь не близкий. Были б при себе ремень или верёвка, он бы привязал её к спине, и всех делов. А так… Не зря самооборонщики всех боевых школ советуют не сопротивляться, если тебя вдруг начали ломать. Так Мох как раз и очутился в шкуре ломальщика. Плохо и то, что на дистанции метров в 500 практически нет даже захудалой тропы. Под ноги - из-за тела девочки на руках - не заглянешь. Упасть с ней, спотыкнувшись, вот будет ,,радости,,! Для неё, в частности. Пистолет лучше поставить на предохранитель. Нажмешь нечаянно спуск, можно нечаянно несчастную вообще угрохать.

-Успокойся, мы уже начинаем путь до дома,- как можно ласковей проворковал Витька. -Токо немного придётся потерпеть. И не думай о плохом, , всё будет хорошо. Не глядя ей в лицо, он подсунул руку с пистолетом под ее шею, а вторую - под колени; няпрягся, легко взял вес. Шагнул раз, другой… Было не тяжело, но очень неудобно. Зад девченки отвис едва не до яиц. Лопатка при ходьбе принялась противно стукаться о левую ногу, ступни цепляли траву и сучья. Зато ноше, видать, было очень даже хорошо и комфортно. То-то она поудобней расположила свою руку на Витькиной левой, чуть сжала на ней свою кисть. Футболка, трико, ветровка… Толщь одежд вроде должны были сделать прикосновение несущественным. Но Мохина снова с головой накрыла мощная волна… возбуждения. Совсем не ко времени, конечно, и не к месту. Но было очень приятно, чёрт возьми. Даже противные удары лопаткой по ноге отошли на второй план. Поначалу он приподнял, было, девочку повыше, чтоб та своей попенкой иногда не елозила по стоящему в зенит мудаку. Но сразу стало чего-то не хватать. Витя понимал, что это было неправильно, неэтично, аморально, но помимо воли ослабил свои руки и снова опустил девочку до контакта с членом. Опустив глаза, с радостью отметил, что девочка уже не плачет. Та перехватила его взгляд, слабо улыбнулась. И это переполнило чашу возбуждения до такого бурного оргазма, что у Мохина от кайфа потемнело в глазах, от слабости подкосились ноги. К тому же, кайфуя, он профукал прочную ветку. Ну да, живой возбудитель, даже слегка подпорченный кулаками - это Вам не за шторкой передернуться! Витька почувствовал, что летит на землю. До оргазма он отбросил бы девченку от себя словно поломанную дешевую куклу, занялся бы только собой, сгруппировался... Но теперь на руках была не просто побитая маньяком девочка, это был источник его наивысшего удовольствия, который разбудил в нём самца. А такими словно бездушным куклами не разбрасываются! Мохов перед самой землей невероятным образом развернулся на спину, девочка оказалась сверху. Посадка для Витьки была жёсткой, аж дыхание перехватило. Но зато быстрота падения спасла обоим жизнь. Уже с травы Витька увидел оскаленную морду маньяка в крови. Дубина в его правой руке завершала стремительно- убийственный полукруг по горизонтали. Завершила. Взметнулась вверх, чтобы опуститься кому-нибудь на бестолковку. Но уж нет! Ломать себе кайф, как и рисковать его источником, Мохов был не идиот. Прижав к себе поплотнее девочку и закрыв ей правое ухо, он вскинул пистолет, прицелился в изверга, нажал на спуск... Но выстрела не последовало. Идиот! Как он мог забыть, что перед отправкой в путь поставил ,,ствол,, на предохранитель! Долбак! Понадеялся, что дорога будет смахивать на увеселителтную прогулку, маньяк уже не появится. Ага, не появится, жди! Что-либо менять не было времени. Витька попросту задрал обе ноги в кроссовках вверх и принял удар дубьем на обе подошвы. Ступням даже через толстую подошву досталось весьма чувствительно. Но и маньяку потребовалось время, чтобы взметнуть свое оружие повыше и повторить удар. Витька дернул левую руку к пистолету - выключить предохранитель. Не получилось. Не позволила лопатка, что придавили ноги девочки, и канат от инструмента, что стреножил левую конечность горе-стрелка. Собственно, чтобы дотянуть левую руку до предохранителя, сил хватало. Но рука через канат потянула бы за собой лопатку, на которой располагались ноги несчастной - их можно было сильно поранить. Витька чертыхнулся и сжался в ожидании боли. А че, тут и дураку ясно, что этот гад начнёт с него. Но произошло невероятное. Маньяка вдруг замкнуло, его потянуло на издевательства. А чё бы и нет! Он же маньяк! И снова в своей родной стихии. Перед ним двое беспомощных терпил, с которыми делай чё хошь. Гы-гы, делай чё хошь… А почему не запинать их ногами? Угрохать дубиной не так интересно будет. Достаточно отвесить по точному удару в головы, и с парой будет покончено. Никакой остроты момента, позже даже вспомнить будет нечего. Другое дело забить их насмерть ногами! Дубина опустилась. Садист сделал шаг вперёд, навис над Моховым со стороны затылка, занес для пинка ногу… Но и Витька учился умению выживать находу. Чуть ослабив хват правой с бесполезным пистолетом, Мохов левой отбросил ноги девочки как можно дальше от себя. Получилось! Девченку от толчка не перевернуло в воздухе и не ударило о землю лицом. Зато оказалась свободной лопатка. Быстрый взмах назад левой. Отлично! Лопатка состыковалась с голеностопом бугая где-то за шаг от их голов. Тот с протяжным воплем присел, схватился за ушибленную ногу. Витька взмахнул лопаткой ещё раз и опустил её на левое предплечье маньяка. Вон как его куртач в этом месте пропитался кровью. Даже если не попасть точно по месту, куда попала пуля, мало этому гаду не покажется. Опа! Ты смотри, ему не понравилось! Вон как взвыл и уцепился за отбитое плече. Добавим удар в голову, там тоже есть рана! Но попасть не вышло. Хрюкнув, маньяк завалился на спину, шустро перевернулся на живот, вскочил на четвереньки и потешно семеня конечностями, скрылся в гуще кустов. Витька вскинулся, было, добить тварь, но ничего не вышло. Девченка с расширенными от ужаса глазами мертвой хваткой вцепилась в его правую руку. Она что-то мычала, её аж трясло от напряжения. Мохов без труда мог бы избавиться от её хвата. Но не стал этого делать. Зачем? Страх отпустил полностью, маньяка он больше не боялся. Кого ссать! Этот гад основательно подпорчен, а воевать большой мастер, оказывается, только с маленькими девочками. Мелькнула мысль, что на птиц полагаться нельзя - на приближение маньяка они не среагировали.

Он ободряюще погладил девочку по голове и обнадежил, что с плохим покончено. Скоро они проложат путь к хорошему. Та перестала дрожать, но хватки не ослабила. Да и ладно. На ее кистях не было перчаток, пусть хоть таким образом их погреет. Потом, после внутренних колебаний, все же снял пистолет с предохранителя. Да, Мохов переиграл мразь по всем статьям, даже не прибегая к пистолету. Но беспомощная девочка на руках требовала кое-что посущественней, нежели лопатка. С такой ношей особо не побегаешь, и возникает ощущение, будто связан по рукам и ногам. Зато Витьку под воздействием боевого задора и победы так понесло, что не остановишь! Ему вдруг остро захотелось… повторного нападения. А то херня какая-то получается. В руке боевой пистолет на взводе. Дофига патронов. Он же одолел маньяка при помощи какой-то, там, лопатки! Нет, тоже нихуевскся победа, конечно. Но хотелось бы и пострелять немножко. Вдруг этот хмырь из депутатов со своей юридической неприкосновенностью или из ментовских, у которых рука руку моет. Уцелеет, обязательно отмажется. И играючи сделает виноватым Витьку. Или отомстит. В лицо видел, вне сомнений и запомнил. Остальное - пустяки. Но если этого гада в очередной схватке ухлопать, он больше никому вреда не принесёт, и депутатский мандат ему не поможет.

Впрочем, интуиция подсказывала, что маньяк больше не появится. Основательно помят и истерзан. При таком раскладе, даже если он - дебил, до него должно дойти: они ему не по зубам! Еще одно нападение добром для него не кончится, сам ноги может протянуть. И протянет!
-Ну, что, двинем? Совсем немного идти осталось, а дальше поедем. И ничего не бойся, этот урод больше не появится. А появится, огребет по полной! Девченка слабо улыбнулась, и Витька поспешно отвёл взгляд, боясь возбудиться по новой. Он застегнул ветровку, сгорбился, и как можно ниже опустил её подол - хоть какая-то защита от чар девочки. Петлю канатика лопатки переместил с запястья к локтевому сгибу. Легко поднял девочку на руки и продолжил путь. Фу, отгадал! Лопатка больше не мешала движению. Приспособился и к траве с сучьями. Теперь он шагал не так, как это делал бы на улице. В лесу, при ограниченном обзоре, без отмашки руками традиционная ходьба не канала. Мох принялся утюжить траву, почти не отрывая ступней от земли. И сразу двигаться стало легче. Травяной ковер удавалось раздвигать ногами без труда. Нарвавшись носком на сук или ветку, он легко их перешагивал. Освоился с дорогой настолько, что даже стал подумывать о том, что не мешало повторить бы кайф. Чай, заслужил! Зря что ли шкурой своей рискует! Но увы, всё хорошее и плохое имеет свойство не только начинаться, но и кончаться. Бездорожье подошло к концу. Дальше шла вполне даже сносная тропа.

Витька позволил себе кратковременный отдых, усевшись с девченкой на руках на валун. Чуть подумал. Наклевывалось 2 варианта. Можно было оставить девочку здесь, сбегать за скутером, за ней вернуться уже на транспорте. Можно было идти с ней до Хонды, но это не менее 2 км. Оба варианта имели кучу минусов. Оставить девченку тут, а самому сбегать за скутером? Но не было гарантии, что вновь не объявится недобитый маньяк. Идти с ней пехом дальше? При таком раскладе она железно уцелеет, но придёшь на место уже затемно. Возись потом по темноте с узлами веревок на ощупь! Ведь если девченку плохо привяжешь, выпадет на ходу. К тому же основательно похолодало. Вон как у неё руки скрючило. Витька подул на ее кисти, чуть помял те своими руками и поглубже упрятал их в рукава куртки. На голову натянул капюшон, и зашнуровал у самого подбородка. Ну хоть какая-то мера, чтобы девченка не замерзла окончательно! Простуды только ей ещё не хватало! Девочка слабо улыбнулась. Впрочем, чё он с ней себя ведёт так, будто она немая? Даже если от ударов зубами откушен кончик языка, разговаривать сможет. Надо попробовать. - Ты можешь говорить? -Девчонка кивнула. -Отлично! Как тебя звать? -Лэна. -Лена? -Да. -Ну вот что, Лена. Скоро стемнеет и станет очень холодно. Надо спешить. Я тебя сейчас укутаю своей ветровкой,тоставлю тут не надолго, сам же сбегаю за мокиком, а обратно уже приеду. Так мы быстрее доберемся до дома. И ничего не бойся! Но какой там ,,не бойся!,,. Лена вцепилась в него своими рученками, опять заплакала навзрыд, что-то замычала. И тогда Мохова осенило. -Лена, да успокойся же ты! Живо перестала ныть! Я тебе оставлю пистолет, вот смотри. Он заряженный, взведенный. Надеюсь, по телику видела, как с пистолетов стреляют? Кто появится, наведешь на него дуло, нажмешь на эту штучку, и всё. Я тебя от этого гада этим пистолетом спас. Прострелил ему плече и голову. Теперь он нападает только из-под тишка. А ты стреляй, куда попадёшь, чё его жалеть! Ну, пойми, если мы с тобой провозимся до темноты, будет только хуже. Тебе - в первую очередь. Так ты меня отпустишь? Я скоро вернусь. Лена, не переставая плакать, слабо кивнула головой. -Молодец! Полежи пока, я травы для подстилки нарву. Дай, сдую со щек слезы.С охапки травы Витька соорудил жалкое подобие ложа, уложил в него Лену, укутав её от сапог до куртки своей ветровкой. Отстегнул от ,,ствола,, прицел и сунул под лежанку. Поставив пистолет на предохранитель, потер ладонями рукоять. -Ну, Лена, дай мне правую руку, пора вооружаться. Ты из куртки ладонь полностью не вытаскивай - замерзнет. Попробуй удержать его двумя руками, для одной твоей руки он будет очень тяжелым. Удержишь? Молодец! Сейчас я ложу его на твой живот рядом с руками, снимаю с предохранителя. Руки вниз не убирай. Заметишь эту мразь, хватай пистолет, наводи и стреляй! Не попадёшь, не беда. Напугать гада тоже не последнее дело! А я вернусь скоро. Только туда и обратно. Ну не плачь, бегаю быстро. Минут 5 потерпи, и я возвращусь.

Витька хотел, было, пуститься в путь. Но это помешали сделать развязавшиеся шнурки кроссовок. Ну да, поутюжь-ка обувью минут 20 траву и ветки! Мох присел перевязать шнурки. Как оказалось: к счастью. Над левым ухом неожиданно оглушительно грохнул выстрел. Ухо загудело и перестало слышать Щёку опалило горящим порохом, рядом с левым виском некто словно взмахнул острой косой. Птицы хаотично разлетелись кто куда. Вероятно, они при этом кричали, но Витька ничего не слышал. Гадать - кто стрелял? - не приходилось. Ясный хрен, что Лена испугалась одиночества, взяла пистолет в руки, как он ей посоветовал, нечаянно нажала на спусковой крючек. Оставалось только радоваться тому, что он своевременно присел, что Лена выстрелила лишь раз, а не два или три. Иначе б… Витька подскочил её успокоить. И успокоился сам. Уф! Массивный пистолет, отброшенный назад сильной отдачей, надежно нокаутировал Лену. Крови не прибавилось, дышала ровно. А что в отрубе, так это даже хорошо. Надо укутать ей своей ветровкой понадежней ноги и почки, засунуть поглубже в рукава куртки кисти рук. А самому, не медля, бежать за скутером. Сознание сверлила мысль, что выстрел мог навести на Лену маньяка, но выбирать было не с чего. Солнце опустилось почти до горизонта. Пистолет Мох решил с собой не брать. Зачем? Много весит, стреляет Витька на бегу, да ещё на звук, плохо. Расстреляешь быстро в пустую весь боезапас, и припух. Бери его, маньяк, безоружного голыми руками! Иное дело - лопатка. Легка, остра. Канатик не даст её потерять даже в случае падения при нападении. Не мудрствуя лукаво, Витька снял курок с боевого взвода, поставил пистолет на предохранитель, и засунул поглубже в траву ложа у ног Лены. Отметил в сознании, что осталось всего 9 патронов. Держа лопатку перед собой черенком вниз и наискось, он потрусил тропой до скутера.
2ч.
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (05.Дек.2015) | Автор: Писарь
Просмотров: 333 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: