Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Конец педофила.5ч.
... О процедуре сопровождения до предвариловки не будем, о ней в любом фильме про временный ментовской успех можно посмотреть. Правда, если ты всего лишь задержанный, через шаг мордой к стене не ставят. А вот по части комфорта и тепла
там не очень. Комфорт не тянет даже на многоместный номер сельской гостиницы колхоза-банкрота.. Да и откуда взяться теплу и комфорту практически в подвале!

Сашка действительно отбегал десять зим в шортах и босоножках. Но бегать по морозу, в шортах, оказывается - это одно, а сидеть одетым в холодной камере - совсем другое. Не то чтобы он так уж сильно мерз, но очень быстро стало некомфортно. Не помогли и энергичная ходьба с легкой разминкой. Да ещё и конвоир-гад открыл на всю довольно-таки габаритное смотровое окно, откуда здорово сифонило. Ну да, вертухаю же Викторович наказал неусыпно следить, чтоб Сашка не покончил жизнь самоубийством. А с какой стати он должен вздергиваться, рвать зубами артерии, биться головой о стену! Сначала надо убийцу Ольги отыскать. Отомстить или спеленать и сдать Викторовичу. А там будем поглядеть, как жить дальше.

Сашка вспомнил кореша Миху, что отсидел за колючкой около 35 лет. И мечтал хоть 10 лет провести на свободе, а потом уже уйти на зону с концами, умирать. Его советы по способам уснуть в холодных крытках и таких вот предвариловках. Поспать бы не помешало - вон как всё обвернулось: и педафил по мнению следака - он, и убийца - тоже. Значит, завтра, а точней - уже сегодня, мозгоебка не кончится. Нормального дня не жди. И вряд ли отпустят. Выходит, надо привыкать к этой камере и как-то обживаться. Миха говорил, что привыкаешь быстро. А хорошо спится даже под тоненькой рубахой, если той укрыться. Так на нём аж целый пиджак со свитером! Ну-к попробуем...

Правда, Петровна подговнила здорово. Для ,,игры на рояле,, все пальцы краской перемазала, а помыть после рук не предложила. Помня реакцию Викторовича на просьбу отмыть руки от крови, и он не решился спросить разрешения. Вот как щас грязную ладонь под харю подкладывать! Были грязными только руки, а к ним ещё и морда прибавится. Краска высохла и не пачкается. Но что будет, если вспотеют лицо или ладони?

Пока ещё не сильно захотелось ссать. Но Сашка подавил в себе это желание. У конвоира рожа не внушала доверия, и было неизвестно, где тут у них туалет? Вдруг до него час чапать!

Но, впрочем, хрен с ним. Вымажет харю, так вымажет! Сейчас и тут - не до красот!
Шконка не имела матраса и подушки, была обтянута чем-то типа войлока. А вот уснуть на этом спартанском ложе было задачей не из лёгких. Войлок оказался холодным и твердым; дуло по ногам; не хватало на все тело пиджака, не получилось свернуться колесом. Ломило с непривычки даже две ладони. Да и печальные мысли чередой не способствовали сну. И угнетала самая паршивая - это было лишь началом!

Как это часто бывает, сон навалился неожиданно. Крепкий, без снов. Но долго поспать не позволили. Разбудил окриком конвоир, превратив смотровое окно в полку и сообщив, что подошло время оправки и завтрака. На удивление каша из перловки оказалась удобоваримой, чай сладким почти до привычного. Жаль, хлеба было мало. Конвоир сводил в туалет. Вот в умывальник не водил.

А потом был снова знакомый кабинет, следак Викторович. -Ты, говорят, спать здоров? - спросил он с порога с ехидцей, - насилу разбудили? Я б после такого вряд ли бы уснул! -Какого такого? -А то ты не знаешь! -Что знаю, про то написал!

-О, про твоё сочинение. Ты где так здорово писать научился? Отличником был, что ли? И почерк хорош, и слог! Со смыслом тоже все в порядке. И знаки препинания где надо стоят! Тебя бы к нам в отдел делопроизводства посадить! А то у нас такие грамотеи, что прости господи! Читаешь порой отдельные рапорта, и за голову хватаешься. И почерк как курица лапой писала, ошибок не счесть; и о чём пишется в рапортах с первых пяти попыток не разберешь!

Так вот: вы с Сушняковым, кажется, нашли общий язык? Чудесно! Отдаю тебя ему на целый день, беседуйте. Для тебя он, разумеется, Андрей Петрович.Но знаешь что? Пока он не подошёл, напиши мне такое же сочинение как ему, - Викторович потряс перед лицом Сашки листами с его объяснительной. -Но есть же уже одно. - Именно, что одно! Петровича куда-нибудь вызовут, он твою объяснительную под замок в свой сейф упрячет, а тебя мне отдадут, и что я буду делать? Терять время на новую объяснительную от тебя? Дошла моя мысль? -Дошла! -А раз дошла, вот тебе бумага и ручка. Действуй!

-А мне руки-то уже можно помыть от этой хрени? -Даже нужно! Надо было раньше спросить. Мыло эту краску плохо берёт, а у Петровны спец-раствор
есть. Где -то оставляла. Да ладно, всполосни их в умывальнике и садись за сочинение.

-Здравствуйте, Андрей Петрович. -Здравствуй, присаживайся. -Ну что, с этим делом разобрались? -О, интересный ход конём! Позволь тебе напомнить, что в этом кабинете вопросы задаю я! Но прежде, чем приступим к нашему диологу, ещё раз хочу тебя спросить: ничего про своего сообщника сказать не хочешь? -Да небыло никакого сообщника! -Точно? -Абсолютно!

-Тогда, выходит, это был ты! И за всё ответ держать тоже тебе. -Да вы что! -А то! Смотри, что получается. Вскрытие Никоновой показало, что полноценного полового акта у неё с насильником не было! Может, ему холод помешал, или кто вспугнул. Судя по поврежденным тканям и характеру ран, девственную плеву и влагалище ей скорее всего повредили пальцем или нескольки, что послужило причиной обильного кровотечения. Насильник или группа как бы устраняла препятствия на пути дальнейших развратных действий.

Если бы девочка погибла сразу, и удалось найти ее белье, можно было бы поставить более точный анализ и установить количество насильников. Но как объяснила Петровна, у живых влагалище - орган самоочищающий. С твоих слов, девочка погибла не сразу. Плюс низкая температура. Значит, что набегает? Пальцы практически сухие. Следы пребывания пальца или нескольких вымыло кровью и защитной слизью наружу. Чуть позже текла только кровь, следы которой и обнаружены у тебя под ногтями и на твоем трикатажном костюме. А был ли кто-то третий? - даже Петровна затрудняется ответить.

Как она признается: точной оценки на этот счет дать невозможно вот по какой причине. Тело достаточно долго пролежало на морозе. Кровь с мокрой одеждой прихватило льдом и инеем. В тепле все оттаяло. Образовалась такая каша, что и сам черт не разберется, что кому принадлежит, и сколько их было? Зато на олимпийке и под твоими ногтями следов крови Никоновой больше чем достаточно. Смекаешь, чем это пахнет для тебя, если этот третий себя не обозначит хоть каким-нибудь следом? А пока всё к этому и идёт. Наши сотрудники с рассветом тщательно обыскали весь пустырь, тропы до и после, дворы. Ни одного следочка, кроме твоих!

-Да распросите же её мать! Она вам подтвердит, что мне не надо было тащить силой Ольгу на пустырь! Ирина Николаевна разрешила сама не только уложить мне её спать, но даже переодеть её перед сном! Если осматривали Ольгин костюм, в нагрудном кармане должны были нарваться на листок с номером её матери. Он, правда, порван, но прочесть можно. -На это я возражу тебе так: зачем тебе её было тащить, когда можно заманить под видом прогулки. А телефон у девочки был? -Был. Но когда я Ольгу нашёл, его уже не было. Наверно, этот мудак вытащил. -Всё же ты упорно настаиваешь, что был этот третий? -Конечно!

-Ну раз вы с погибшей были такими друзьями, вероятно, что у тебя тоже был её номер телефона? -Сначала был, но когда поругалась с матерью, удалил за ненадобностью. -А жаль! Могли бы позвонить. Может этот третий его даже ещё не отключил. -Ну и сделайте звонок к матери! Она всё объяснит. -Уже звонили.Она ничего не объяснит ни сейчас, ни позже! -Но почему? -А как ты считаешь: ей очень добавило настроения известие о гибели единственной дочери? Слегла Никонова с сердцем прям в своём кабинете, увезли несчастную в ведомственную клинику и строго-настрого запретили беспокоить. А впереди еще похороны, что тоже не добавит ей здоровья. Так что по-любому всё замыкается на тебе.

Петрович надолго замолчал. И вдруг спросил с хитрецой,-Саша, с твоих слов вы же с Ольгой крепко дружили? Она тебя держала чуть ли не за отца? Так? А что ж ты не поинтересовался: когда её будут хоронить и где? Можно ли поприсутствовать?
-А толку! Вы что, меня на её похороны отпустите? Венки и ленты за свой счёт купите, чтоб у Никоновой не с пустыми руками нарисовался? Небось, в таком свете меня перед матерью Ольги выставили, что та, как только отлежится, сразу же киллера по мою душу ринется покупать! - А что ты хотел? Нам помочь не хочешь, подельника своего не сдаешь. Какой факт не возьми, все против тебя.

Хотя, нет, вру. Твои подруги хором поют, что ты на ,,мокрое,, относительно ребёнка не пошёл бы. Относился к ней хорошо. Но кто твои подруги? Они - лица заинтересованные. Обе без своего угла, с родителями не контактируют; ЗавАдская Наталья в своё время 5 лет провела за колючкой, если ты не знал. А впереди холодная зима. Вот и хвалят тебя в унисон, чтобы после не выгнал. Но они же, кстати, в голос говорят, что Ольгу знали мало, напрямую общались минут 10 чистого времени. Разве это аргумент ,,за,,? Ладно. Сейчас прервемся на обед, а потом продолжим.

Но чтоб знал: наше начальство уже сейчас требует и твоей крови, и провести тебя стрелочником со всеми вытекающими. Ясный хрен, неспроста. Значит, на него давят силы даже помогущественней нашего главка. Уровня областной, а то и краевой прокуротуры. Дело на контроле у самого губернатора края. Мы сопротивляемся с Викторовичем как можем, но наши возможности не безграничны, пойми.

Это было удивительно, но в обед камера уже не смотрелась адским чертогом, а воспринималась на уровне своей комнаты после хорошего сабантуя. В обед суп напоминал суп, каша - кашу, компот - компот. И даже хлеба было в пропорцию. Сашка столь усердно скреб по тарелке пластиковой ложкой, выбирая последние крохи перловки, что сломал последнюю по косой и ухмыльнулся.

Хули толку, что за ним неусыпно следит вертухай, чтоб со свитера или клифта он петлю не смог сотворить! Бери относительно длинный и острый обломок ложки, вгоняй себе в глаз или горло... Но - нет, не дождутся! Что-то Сашке подсказывало, что в этих застенках он долго не задержится. А ёще - он сто раз пожалел, что не имеет друзей среди местных. Те могли бы пролить хоть какой-то свет на это запутанное дело. Или замолвить пару слов в его защиту.

После обеда Сашке даже чуть поваляться на узеньком топчане позволили. Потом сопроводили в кабинет, но Петрович повёл себя так, словно Сашка был неодушевленным предметом. Как оказалось, он ждал Викторовича. И началось!

-Ну чё, Петрович, он молчит? -Как рыба! -Ну тогда я тебе скажу: это он и есть убийца и насильник! -Вскрылись какие-то факты? -Ещё какие! Мы недавно с ребятами его бардель посещали. А там такое творится! Помнишь, на Гагарина наркопритон взяли с бароном Янкелем? Так ей богу, тот с его семью клиентами куда пристойней выглядел! Две пьяные полуголые девки, дым коромыслом, окурки, грязная посуда; черт знает, когда пол последний раз мели и вытряхали палас... И к Сашке,- ты почему дома такую зверюгу держишь? Собака хоть привитая? Она мне чуть сотрудника не покалечила! Так, его повезли с рваной рваной ноги в больницу. Жду звонка. Не дай бог, обнаружат вирус бешенства! Ты мне ещё за это ответишь по полной!

Но а по делу - ответь-ка мне герой-любовник, ты зачем женские трусы коллекционируешь, из которых больше половина - ношенных? Нюхаешь их што ли на досуге или на просвет смотришь, вспоминая былые сексуальные подвиги? А может, бизнес наладил - озабоченным онанировать толкаешь? - Они там все ношенные. Отстирываем и отдаём тем, у кого вообще их, бывает, нет, или в таком виде, что глядеть страшно. -Ха, слыхал, Петрович? Учись! Кольцов лозунг,, экономика должна быть экономной!,, в жизнь претворил! А я думал, эти слова - полнейшая хрень и ничего не значат!

-Ладно, примем объяснение на веру. Многие шлюхи влачат существование за чертой бедности или около этого, и им не до жиру. Они и дырявым носками будут рады, не говоря уж о стиранных трусах.

Вопрос второй. Согласен: ношенные трусы простирнул и носи себе на здоровье. Или от всей души отдай неимущему, пускай он носит. А использованные бабские прокладки тебе зачем? Ребята при обыске все исплевались. Ладно, у печки лежит куча вместе с мусором. А под кроватью-то и под столом чё они делают? Уж их ни отстираешь, и какой-нибудь нищебродке подарком ну никак не всучишь! -На растопку печи, чё тут не понятно! -Ах, на растопку печи? Это что получается? Поносила такую одна из твоих красавиц, сочла использованнлй, и прям с места, где сидела или лежала, рукой в трусы залезла, вытащила, и с криком ,,берегись!,, к печке ту и швырнула? А на полу лежат те, что не долетели? Ты же мужик! Да будь я на твоём месте, у меня б девки по струнке бы ходили. Дом сиял бы от чистоты, вся посуда была бы перемыта. Они бы у меня спать ложились одна с веником, вторая - со стиральным порошком!

Впрочем, стоп себе думаю! А зачем тебе одному две подруги сразу? Ладно, с одной спишь, а вторая куда? Продаешь кому-то? То-то, я обратил внимание, что при таком сраче, и холодильник полный продуктов, и компьютер не из последних. Велосипед и скутер тоже не из дешёвых! Да и каждый день держать девок на стакане и сигаретах тоже немалых денег стоит! Петрович, отметь у себя, потом впишем в заключительный протокол по этому типу ещё и сутенерство.

А сядешь ты у меня железно! Так говоришь, замызганные трусы из-под своих шлюх на досуге стираешь и нищим девкам в качестве милостыни раздаешь? Благородно, ничего не скажешь!

А мать Ольги Никоновой далеко не нищая! У ней , если хочешь знать, только оклад за 120 тысяч, а ещё за консультации и выигранные дела набегает. Тогда объясни мне это. На стол перед Сашкой упал пакетик с Ольгиными трусами. Как минимум - пара. -Мы их нашли в твоем доме у твоего ложа. Что? Это ты тоже собирался отстирать и всучить своей малолетней подружке?

Петрович, а ведь на погибшей белья-то не было! И поиски ничего не дали. Зато обыск сразу дал! Вот оно недостающее-то звено! - Викторович торжественно потряс перед Сашкой пакетом с Ольгиными трусами.

В общем, так. Я даже не собираюсь слушать твоих оправданий, иначе меня сейчас стошнит. Убийство ребенка с особой жестокостью, следы крови на костюме, под ногтями, вот это детское бельё, найденное у тебя чуть ли не на кровати, в 100 крат перевешивают всё твоё враньё. Но вранье в этих стенах уже давно никого не удивляет, секешь? Слушай сюда и вникай! Завтра истекает срок твоего задержания, но ты отсюда не выйдешь! Я имею полное право продлить этот срок еще на трое суток в связи с открывшимися остоятельствами. Как только Никоновой полегчает, мы её вызовем сюда, предъявим вот эти трофеи. И только лишь она признает, что они принадлежали убитому ребёнку, считай, что ты спекся по-крупному. А она это обязательно признает - не каждая мать может позволить себе купить своей дочери такое дорогое бельё. А я уже сегодня иду с этим материалом к прокурору - пусть даёт санкцию на возбуждение дела. Как тебе расклад? Молчишь? Молчи! Это особой роли уже не играет. И так всё ясно.

Петрович, а что это у нас без пяти минут арестант в одиночку занимает вип-номер, питается по нормам сержантского состава караульной службы? Пусть привыкает к тому, что его ждёт! Отправим-ка его седня ночевать в семёрку, на арестантскую баланду и парашу. Ребята там сидят правильные, они быстро введут этого гнуса в курс дела, что его ждёт! -Нельзя его туда, Викторович. В семёрке же одни звери собраны. К тому же их 5 рыл — этому не выстоять, как бы хорошо он не дрался. А если мы его до суда потеряем, нам потом за него таких пиздюлей насуют!

-Ну хорошо, давай его в двойку . Там всего двое, оба смирных, но звонари ещё те! Обоим скоро на тюрьму двигать. Когда этот попадёт на централ, о том, что он из педагогов по-жесткому, там уже будет знать последний пидор. Вот тогда его пусть уродуют, убивают. Нас это уже никак не коснётся!
-Ничего не имею против. Как только закончим, отправлю во вторую.

Тут Викторовича вызвали звонком. Вернулся он мрачнее непогоды. Наезд начал сразу. -Кольцов, зря упорствуешь! Твоя песенка спета! Наши киберы жестак с твоего компа прочли. Я тоже на кое-что глянул. И ты нам говоришь, что не мог бы колонуть и зарезать ребёнка? Да у тебя там, какого стиха или рассказа не коснись, везде калечат, ебут, да ,,мочат,,! И рисунки точь такого же пошиба. Вот тут твой талант хорошо писать и рисовать обернётся против тебя! Это после какого-нибудь дебила-недоучки пришлось бы бригаду почерковедов-шифровальщиков за рукописи усаживать. А у тебя всё четко и ясно изложено. По сути дела: эти писанина и художества олицетворяют твоё кредо по жизни. И как только ты попадешь к нам сюда уже последственным, тебе придётся ответить на вопрос: сколько ещё человек кроме Никоновой ты измахратил и отправил на тот Свет? Можешь начать перечислять прям сразу, тут и сейчас, это тебе позже зачтется.

А ты отсюда не выйдешь, даже и не надеся! Смотри, что мы имеем на сегодняшний день. По краю с начала года исчезло 28 детей разного возраста и пола. Разумеется, про это каждый день талдычат на планерках, разводах. Но никого ещё из исполнителей не поймали. Что до детей - те потом обнаружаться… полуистлевшими трупами. А когда трупы есть, а тех, кто их заделал - нет, это очень плохо! Невозможно по признакам насилия составить почерк убийцы, что ускорило бы его поиск и поимку. Ты - первый, кого поймали на месте преступления при своём почерке. Твой подельник, может быть, есть, а, может быть, его и не существует. Плюс - такое количество аргументов за то, что злодей - ты и есть.

Но нам по заглаза хватит и белья ребёнка, найденного у тебя под кроватью. Дожидаемся выздоровления Ирины Николаевны, предъявляем находку. Ей даже ,,фас!,, нам говорить не надо будет! Достаточно будет признать, что бельё принадлежит погибшей дочери. И всё.

Мне тут по факсу передали портретную галерею насильников и садистов по краю. Все глаза поломал, но похожего на тебя так и отыскал, чему не удивляюсь. Потому что этот третий - твоя выдумка. По району за последние два месяца имеется два случая насилия над малолетними детьми. Некто Савинский изнасиловал трехмесячную дочь своей сожительницы. Сорокин по пьянке влез на собственную дочь 4-ех лет. Но оба взяты по горячим следам, осуждены, сидят.

А поверь мы в твоё враньё и выпусти, когда нам ждать повторного случая? Только не надо покаянно скулить: мол, простите, окаянного, всё осознал, больше не буду! Полноценного акта у тебя с погибшей ведь не было? Значит, обязательно потянет наверстать упущенное! Это аксиома!

Нет, сразу ты не сядешь. Вначале тобой плотно займется медицина. Но даже если тебя признают невменяемым, в чём очень сомневаюсь, таких как ты в дурках закалывают либо до настоящего сумасшедствия, либо насмерть. Как тебе перспектива?

Всё на этом. Петрович, как закончишь с деталями, его в двойку. Пусть хлебнет баланды, парашу опробует. А сокамерники ему там дальнейшие перспективы отсидки в красках распишут.

Да, Кольцов, прежде, чем попрощаемся, ты мне по новой своё сочинение про тот томный вечер напиши! Давай-давай! Раз прошу, значит, так надо! И это, если в мемуарах вдруг потянет в чем-нибудь признаться, признавайся без стеснения, мы всё поймём и оценим по достоинству. Приступай, я жду.

Большинство из нас читало или видело фильмы про тюрьмы, зоны, прописку, отношения за колючкой. Но когда тебя силой и властью делают участником тюремного шоу, охватывает нешуточное мандраже. Что делать, если залупятся? Начнут издеваться или бить? Интересоваться за что сел? У Сашки голова шла кругом от кучи вопросов ещё в кабинете следака. Он даже писать стал медленней, чтоб оттянуть момент встречи с собратьями по камере.

Вдруг Петровичу последовал звонок, он с телефоном отошёл к окну. Судя по взглядам, что кидались следаком во время разговора на Сашку, речь шла о нём. -Ну что, Кольцов, закончил писать? -Заканчиваю. -Ну вот и хорошо. Зато могу тебя крупно огорчить: завтра для тебя надолго кончится всё хорошее, и начнётся... даже не плохое, а кошмарное! Никоновой стало гораздо лучше. Она - женщина сильная, ей хочется тебя послушать. В нашем присутствии, разумеется. Я, вот, думаю: взвода ОМОНа, чтобы тебя от неё защитить во время беседы, нам с Викторовичем хватит? Или всё же будет маловато?

Какие-то сутки погоды тебе не сделают. Ладно, сегодня ещё ночуешь в четверке в качестве задержанного, а то ещё надумаешь Ирине Николаевне плакаться в жилетку о нарушении закона. И выйди-ка в коридор, мне с одним человечиком потолковать нужно. Да смотри мне, без глупостей там!

От Никоновой-старшей Сашка не ждал вообще ничего хорошего. Следаки только лишь выполняли свою работу, пытаясь раскрутить его на признанку вопросами наугад. А у мамы-Иры есть, чем Сашку конкретно и надёжно утопить! Перескажет случай с пьянкой Ольги, как обнаружила на дочери ношенные Юлькины трусы... А большего и не понадобится! Да и хер с ним!

Бывает состояние, когда человек устаёт переживать и бояться. На него наваливается
полнейшая апатия. Он уже окончательно распрощался с прежней жизнью, а новая ещё не наступила. Вот и посещают голову куча несуразных мыслей. Нечто похожее охватило в коридоре и Сашку. Сядет так сядет! Что там по этому поводу глаголил вечный сиделец Миха? Что народ по кичам сидит с понятием. С кондачка вот так сразу не рубят. Всё тщательно проверяют. С таким талантом, как у Сашки - грамотно и складно писать, хорошо рисовать, там вообще жить можно припеваючи! Не сразу, конечно, приходят душевное равновесие, благополучие. Но они приходят. У тебя появляется собственная ниша, положение, с тобой начинают считаться, уважать... В общем, жить можно и там.

Вот как тем же следакам объяснить, что ни одна баба от мала до велика не делает культа из собственных трусов! Это только в больном воображении большинства мужиков они - трусики, трусишки. Ассоциируются с оргазмами без осечек. Для баб - всего лишь предмет канализации и ассоциируются исключительно с грязью. Чему им там поклоняться? Разводьям мочи, следам месячных и выделений? А на стрингах ещё и следам собственного навоза?

С утра такая, даже порой не умывшись, причесалась, наштукатурилась, вроде как привычно расцвела. Пошла(поехала) на работу, ловит жадные мужичьи взгляды, что раздевают её глазами. Такая гордость её распирает от собственного могущества над всем мужичьим родом. И кто бы не гордился, когда ни какое-то жюри из 5ти перестарков признали вас королеаой красоты, а мужиков за 50. Но первый же перессык такой королевы даже не опускает, а зачастую бьет с размаха такую фифу о земь так, что от гордости не остается и следа. Еще бы! Морда излучает соблазн и красоту. А трусы, что напялила какой-то час назад, уже зачуханены какой-то хренью. Клюнь на такую потенциальный ебарь, хрен по-нормальному отдашься! У баб даже прием особый наработан - потряхивание. Мол, дать я тебе дам, но разденусь сама, ты все равно не сообразишь, как позже трюфеля правильно сложить, чтоб не помять. На деле они трусами трясут для того, чтоб тебе не было видно на них грязи. Ведь это сразу наталкивает на мысли о ведре говна в данной красавице, литрах трёх мочи, наличии в ее брюхе небольшого болотца с обилием жаб и змей(разумеется, варианты возможны). Затычки - из этой же обоймы. Вот почему, когда к вам бабы привыкают как в доску своему, платья, костюмы... всё, вплоть до ночнушек и даже носков у чувих, как правило, аккуратно висит, лежит в стопках. А трусы - валяются. Иногда - где их с неё сняли, иногда - где попало. То же самое касается и затычек. Что-то успела выбросить, а что-то завалилось под ту же кровать или матрас... Да и хуй бы с ним! Главное, что это никогда не попадется вам на глаза. А и попадётся, всегда можно нахально заявить, что это не моё, впервые вижу такую похабень. Уж я свои всегда доношу до мусорки и зарываю те на глубину 5 метров минимум... Одним словом, чтоб было понятней: нас сильно волнует, что стало с использованной туалетной бумагой после того, как мы ее отбросили в сторону за ненужностью? Настоль же баб волнуют свои же трусы. Поэтому, что бы вам в тему не казалось, никогда не дарите нахуйницам трусов! Это для вас они предмет приятных ассоциаций, эротики. А тем их еще и стирать в поту от усердия приходится. Какая скво обрадуется тому, что раньше на стирку она тратила условный час, а благодаря подарочными трусам стала тратить три? Доперло, о чем я?

С Ольгиными трусами, что отыскал следак, и вовсю на хохму набегало. Детям, ведь, похрен, чем играть. А точнее будет: они любой предмет способны превратить в игрушку.

На первых порах их короткой дружбы Сашка вечерами показушно строгим командирским тоном отдавал Ритке команду,- эту двухведерную клизьму помыть, подмыть, ейные трусы - в стирку! Команда с пятое на десятое выполнялась. Со временем Ольга освоилась в их дому настолько, что после помывки ног и выше стала потешно вилять в адрес Сашки своей голой попенкой. При шутейных угрозах с его стороны, с писком ныряла под одеяло, под крылышко своей наставницы.

Но однажды, конечно, благодаря наставлениям Ритки, сценарий кардинально поменялся. Команду помыться и подмыться Оля выполнила. А своими трусами запустила в Сашку, грозно прорычав,- в стирку! Конечно, тут же заполучила их обратно с этой же командой. Образовался чуть ли не волейбольный матч, где Сашка с трудом, но одержал победу. Дальше - больше. Со временем с командой ,,в стирку!,, по воздуху летало уже где-то трое Ольгиных трусов, когда - больше. Потом к ним прибавились Риткины. Не удивительно, что при такой кутерьме пара-другая, улетев в ,,аут,, - под кровать, оказались не замеченными теми же няньками. Сашку они тем более не интересовали. Да и никто их, собственно, никогда и не искал. Подумаешь, велика потеря! Даже у малолеток их до вороха наберётся. Парой больше, парой меньше... Потерялись? Не смертельно! Если их при... обыске не отыщут мусора под чутким руководством того же Викторовича.

Но хоть словцом заикнись про такой ,,волейбольный матч,, следакам, так тебя с говном съедят! Собственно, уже, считай, съели. Для этих мухоморов раскиданные бабские трусы у тебя дома означают только разврат и насилие. У ихних баб те, конечно, лежат аккуратными стопками по шкафам и шифонерам. Не стоит уже удивляться тому, если завтра следаки хором заявят той же Никоновой, что хозяек найденных трусов Сашка зверски насиловал, а потом ,,мочил,,. Его думы на грустной ноте неожиданно прервал Петрович.

-Зайди, Кольцов. Мне вот тут Викторович одну вещь подсказал. Дельную, кстати. При езде на машине всё внимание сосредоточено на доррогах. При езде на скутере твоей марки - тоже. Но когда едешь на велосипеде или совершаешь пробежку, у тебя ведь есть время глянуть на встречных прохожих. Ну-ка напряги свою память! Никого, похожего на себя, в посёлке не встречал? Нет? Я не удивлён. Расстаемся до приезда Никоновой. Мне откровенно жаль вас, Александр Григорьевич. Что-то говорит мне, что вы не преступник, но интуицию к делу не пришьёшь, а от фактов никуда не денешься.

Человек такая скотина, что быстро привыкает ко всему. В этот раз Сашка уже продумал, как он будет ночевать в холодном ,,вип-номере,,. Он упрятал брючины трико в носки. Вынув руки из рукавов свитера, расположил их вдоль тела под ним. Горловину натянул почти до глаз на лицо. Не стал снимать кроссовок. Завалившись на топчан, чуть поерзал по основанию боком. Сделал несколько глубоких выдохов теплом под пиджак. В этот раз согрелся быстро. Уснул поздно, но крепко.

Разбудил его раздраженным полушепотом конвоир, - слушай, ты чё там у себя натворил, что из-за тебя такой кипиш начальство подняло. За 5 лет работы в караулке я второй раз всего провожу без сна на ногах. Но в первый раз мы махрового мокрушника охраняли - всю свою семью перебил. А ты вроде проходишь как задержанный, но тебе такой почёт, что куда тебе с добром. -Ай, ничего! Но приписывают много. Поссать-то можно? -Пока нет. У нас третья камера легких ещё не оправилась. Позже свожу.

После сносного завтрака Сашку сводили по его просьбе не только в туалет. Ему впервые нормально позволили умыться. Расчесываться, правда, пришлось пятерней, но это мелочь.

В знакомом кабинете следаков омоновцев, что должны были защищать Сашку от Никоновой, не было. А может, пока не было. Следаки в своей привычной манере даже не ответили на Сашкино ,,здрасте,,. Ну да, какое ему ,,здрасте,,! Сегодня они окончательно разбегаются по разные стороны баррикад. Сашка пополнит собой ряды преступников-тяжеловесов, а эти примутся сажать ещё кого-нибудь.

Чтобы хоть чем-то себя занять, Сашка представил себя на похоронах Оли, как он бросает в могилу на гробик горсть земли, потом сидит на поминках и даже напивается в драбадан.

-Кольцов, просыпайся, Никонова прибыла. Садись к столу. Четко и коротко отвечаешь на её вопросы, если они у ней возникнут. Только не вздумай спорить и че-то доказывать! У тебя для этого было достаточно времени. Да, женщина доведена до отчаяния. Может броситься с ногтями наперевес, попытаться заехать по харе. Чтоб никакой, там, сдачи, подножек, оскорблений! Иначе мы бросаемся ей с Петровичем на помощь! И не надейся на поддавки!

Ирина Николаевна держалась хорошо. Со всеми без эмоций поздоровалась, села. Сашка, считая себя недостойным, не ответил на приветствие, и тут же получил от неё втык. -Что, Саша, здороваться со мной ты уже считаешь ниже своего достоинства? За Ольгу мстишь? -Ирина Николаевна, успокойтесь пожалуйста, выпейте воды. За вашу дочь он получит сполна! - произнес с ноткой торжества Викторович. -Т.е. вы хотите меня заверить, что вами найден настоящий убийца, и им является именно он? -За это говорит множество фактов. Свою берлогу данный гражданин превратил в самый настоящий бардель. В доме процветают разврат и пьянка. Там полно падших женщин. Это ещё не было времени делать проверку на предмет оборота и потребления наркотиков. Но больше чем уверен: копни мы моглубже, отыщутся и наркотики.
Он нас пытается горяче заверить о причастности к убийству ребенка некого третьего лица, с которым лично не знаком. Но в связи с отсутствием хоть каких-нибудь следов этого третьего, я считаю, что данный гражданин нагло врёт. Не было никакого третьего! Зато о его склонности к разврату и садизму свидетельствует множественный материал, извлеченный из жесткого диска его персонального комьютера. Если пожелаете, можем вас ознакомить, ребята кое-что отсканировали. Так у них от содержания, так сказать, творчества гражданина Кольцова, до сих пор руки дрожат и волоса торчат дыбом!

Но самое главное кроется даже не в развратном материале. Убитая была обнаружена поисковой группой без нижнего белья. Зато на квартире Кольцова в результате обыска было обнаружено пара детских ношенных трусиков, принадлежащих предположительно вашей дочери. Сейчас я вам их предъявлю, и если они действительно принадлежат именно вашему ребёнку, то убийство можно будет считать раскрытым.

Но Ирина Николаевна почему-то отмахнулась от Викторовича как от назойливой мухи: мол, заткнись! И обранила лишь одну фразу, что повеселила Сашку, но опечалило обоих следаков. -Я что-то не припомню, чтобы в тот день одевала дочери двое трусов сразу. И к Сашке,- я хотела бы от тебя услышать, что произошло в тот вечер? -Да он же сейчас начнёт изворачиваться и врать! - предупредил Никонову Викторович. -Ничего! Ваши фантазии и догадки я высушала, потерплю и его рассказ!

После пересказа Сашкой событий той злополучной ночи, Никонова прочно взяла инициативу в свои руки. - Олег Викторович, в письменном объяснении Кольцова и его пересказе красной строкой упоминается о том, что при дочери был телефон. Так почему вы сосредоточили всё внимание на Кольцове, а не начали работу по телефону? А я вам скажу - почему! Так было угодно вам, вашему Бирюкову, Полянскому. Ну как же, конец месяца, горел план. А тут на тебе, такое выгодное со всех сторон дело. И напрягаться особенно не надо. Есть пластилиновый свидетель, с которого лепи хоть второго Чикатило! И вы начали эту лепку в 4 руки. Плюс - доброжелатели и советчики.

К вашему сожалению лепку придётся прекратить и сосредоточить всё своё внимание и усердие на поиске настоящего преступника! Вам всё понятно? Если до обеда вы его не выпустите - она показала на Сашку- я на вас натравлю эссесовцов Барановского! Он вам устроит тут такой звездопад снизу доверха! А попрошу, чтоб начал именно с вас. Вы же должны уже быть на пенсии, Дударев? Так окажетесь, можете не сомневаться! С некоторых пор Барановский Юрий Михайлович приходится мне родственником по мужу. Смекаете, чем это для вас пахнет?

У вас когда-нибудь маленькие дети были? Девочки, в частности. Сейчас-то вы холостяки со стажем, я знаю. Ах, нет? Но кто вам вообще тогда доверил расследование убийства маленькой девочки? Ведь у вас есть Белявская, Окунич, Моргунова! Но специально для особо одаренных говорю - можете даже записать себе где-нибудь на видном месте,- дети способны устроить игрушки и игры с чего угодно. Мне в возрасте моей дочери нравилось разрисовать стены туалета своими какашками. Так что теперь, если родители меня за это не ругали и не били, их тоже надо было записать в развратники и извращенцы, завести против них уголовное дело и пересажать?

А что до детского белья, я лично вот ему через каждые 3-4 дня передавала несколько пар трусов, маек и носков для дочери, потому что последние два месяца она практически безвылазно жила у него. И заметьте: за это время я от неё в его адрес не услышала ни единой жалобы! Хотя, нет, вру! Жаловалась! Что руки-ноги заставляет мыть, зубы чистить, помногу и часто есть.

Вы мне тут белье дочери подсунули в качестве главного аргумента, что Кольцов и есть насильник и убийца. А вот мои аргументы, почему он им быть не мог! И мама Ира бросила на стол альбом с Ольгиными рисунками, где чуть ли не на каждой странице под аляповатым рисунком Сашки была приписка, что он даже не друг, а папа. У Сашки от волнения аж защипало от слёз глаза. Ведь этими рисунками погибшая Ольга по сути дела спасла его от срока на строгаче.

И, уже обращаясь к Сашке, как если б следаков в кабинете не было вовсе, добавила, -Саша, нам сегодня отдают Ольгу, завтра похороны. Мне одной как-то не по себе делается. Витя, конечно, хороший человек, но с Ольгой они так общего языка и не нашли. Поэтому очень тебя прошу, приезжай! Боюсь окончательно расклеиться. Просто побудь рядом, мне этого вполне хватит. За дом можешь не беспокоится. Твои подруги навели в нём после обыска порядок, с собакой всё хорошо, я им передала немного денег. Технику забрал родственник Завадской. -Ирина Николаевна, но как я приеду, если до сих пор являюсь узником этого острога! Щас вы только за порог, как эти опять начнут с меня Чикатилу делать. План-то у них так и горит!

-Успокойся, скоро тебя отпустят. И всё, что изъяли, вернут, ещё и извинятся. Иначе узниками станут сами. Только чертог будет иной. Ведомственный. Ну хочешь, я тебя подожду, со мной сразу и поедешь. -Да я не прочь, но мне хотя бы шнурки от кроссовок пусть вернут, а то неровен час, те еще слетят с ног во время танца от радости...

Я обещал описать, как у нас делают из невиновных преступников и сажают, а не как освобождают. Похороны ребёнка в деталях и его поминки тоже малоинтересны.

Когда Сашка вернулся домой, Ленка успела смыться с наличностью, якобы приревновав к Сашке маму-Иру. Натаху вызвонил муж и склонил к перемирию. Но потеря денег была пустяком. Тех было с избытком - их всучила за хлопоты Никонова. Рисунки Ольги они честно поделили между собой. На душе у Сашки было пусто... и всё. Бегство Ленки вызывало куда большую тоску, чем кончина и похороны Оли. И причиной тому были вовсе не сворованные деньги.

Всё же 40 лет это вам не 20! И вот так запросто в этом возрасте смазливую нахуйницу не склеешь. Тем более, что абы какая при абсолютной трезвости на хуй не полезет, а симпотные, даже последние шлюхи, давно разобраны ухарями вроде тебя самого. Это пока кто-то разосрется с такой до расставания. Но надо ещё подгадать и оказаться в нужном месте в нужное время. В общем, сложностей с этим делом дохуища! Пустить всё на самотёк, и ждать увальнем удачного стечения обстоятельств, ещё хуже. А похороны Ольги вызывали даже не грусть, а грустинку. В последнее время виделись не часто, урывками. Из-за чего тут страдать!

Его Жан славился умением чувствовать чужаков даже сквозь стены дома. Вот и в этот раз принялся лаять и рваться сквозь дверь. Сашка вышел нехотя. У дверей стояла молодая, ну очень симпотная деваха без головного убора в куртке не по сезону с легкой улыбкой на личике. Тут и в лес не ходи, девочка явно ошиблась адресом. Сейчас всё разрешится, и он опять останется один. Не мозгоебка бы с местными Пинкертонами, прелестницу можно было бы пригласить домой погреться, предложить кофе, чё-нибудь покрепче... Но не сейчас! Ей лет 16 не больше. Не дай бог, припрутся менты по поводу покусанного Жаном товарища или просить прощение за причиненные обыском беспокойства. Если увидят в гостях эту красотку, то жди 2 серии хождения по мукам! И добрую Никонову на помощь уже вряд ли дозовешься.


-Тебе кого надо, прелестное дитя? -Тебя! -Меня? Ты знаешь, у меня хорошая память на лица. Вот хоть убей, но не помню, кто ты и что, когда мы с тобой познакомились? -Я же Оля! -А я же Александр, что дальше? -Ты чё, Саша? Я знаешь, как замерзла, пока до тебя добралась! Впусти! -Это откуда ты до меня добиралась? С Марса или того Света? И почему именно до меня? Живёшь-то сама где? Ну, я имею ввиду родителей. -Ты чё? Всё уже забыл што ли? Вот здесь мы с мамкой жили, - девчонка рукой показала на дом Никоновой...А может, за него. - Так, может быть, ты домой двинешь, Оля? Я только оденусь и провожу тебя. Устраивает? Пока буду одеваться, зайди, погреешься. Только я пойду вперёд, у меня очень злая собака. -Ой, злая! Да Жан меня не тронет! -Ты и Жана знаешь? -Конечно! Мы сколько раз с тобой и с ним гуляли! Помнишь, как ты меня на него верхом посадил, а только отпустил, я как с него грохнусь? -Чё?! Ебическая сила! Оля, а ну-ка похвались своей фамилией. - Никонова! -Ё-моё! У меня што-то с головой! Ладно, нехер на на холоде сопли морозить! А ну-ка живо домой! Греться, жрать, пить, рассказывать! - Только я ног перед сном мыть не буду! -Это кто же вас спрашивать-то про это будет, гражданка Гадюкина!
5ч.
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (25.Апр.2015) | Автор: Писарь
Просмотров: 425 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: