Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Конец педофила.3ч.
... Вернувшись в комнату, Сашка занялся рассуждениями. Мама разыскивает в осенней ночи дочь - это нормально. Но почему притащилась искать её у него? Ведь сама наложила строжайший запрет на их отношения. И в этот раз особо не выступала, ногами не топала, зоной не угрожала. Это чё выходит, лёд тронулся што ли? И вскоре Никонова пойдет на мировую? Впрочем, он не прочь. Ленка с Натахой не столь обезбашенные как Юлька с Риткой. И пьют на порядок поменьше. Так что на Ольгу шибко дурного влияния не окажут.

Впрочем, о настроении мамы и ее планах лучше всего сможет рассказать её дочь. Может, никакой мировой и не пахнет. Но всё равно распросить Олю кое о чем не помешает.

Выловить ребёнка Сашке не составило труда. Как всегда она нарезала небольшие круги от своего двора до ихнего.

-Оль, привет. Ты чё тут мерзнешь по темноте, почему домой не идёшь? -Мне там скучно и страшно. -А одной темную улицу по холоду мерить, значит, не скучно и не страшно? И голодная, наверно? - Мамка суп сварила. -Ну, это уже что-то. -Я его всё равно есть не буду, он не вкусный. - Ладно, с едой мы чё-нибудь порешаем. С голода не помрёшь! Расскажи мне лучше, куда вы с матерью ездили? Вон вас сколь долго не было.

-Сначала в больницу в городе. -Ох ты, и как там, в больнице? От чего лечили? Чем и как? Понравилось? - Ага, понравилась! Мне там одна тётка в письку как проволкой залезла, знаешь, как больно было! -А кто тебя просил Юлины трусы пялить, самогонку из бутыльков пить, курить? - Я в дочки-матери играла. И не курила! Бутылек всего один был, второй опрокинула. -Уже легче! Хорошо, а что после больницы было? -Мамка за дядь Витю замуж выходила. -Ух ты, круто! Но а почему вернулись без него? -Знаешь, какой он скучный! -Оля, мама его выбирала для себя, а вовсе не для тебя. Может, ей было с ним весело! -Мама сама меня спрашивала: нравится он мне или нет? Я сказала, что нет и никогда не понравится. -Ну ты даёшь! И какого ж тебе папку нужно, ваше высочество? -Как ты. - Оля, папка с меня будет ещё хуже, чем дядь Витя, а вот дружить мы с тобой могли бы долго. Но благодаря тебе и этого теперь не получится. За дружбу с тобой твоя мамка меня в тюрьму посадит. -Ты все равно лучше дядь Вити! - Кстати, о нём. Он чё, лишь услыхал, что тебе не нравится, взял вот так запросто и отстал? Удивительной души человек! -И ниче он не отставал! -Но вернулись-то вы без него! -Я баб Вале три раза койку обоссала, нечаянно какие-то цветы потаптала, а ему сломала телефон и рассказала матершинный стих, которому меня Рита научила. -Молодец, чё тут ска...

-Я и сейчас обоссалась. -Чё? Оля, ты не шутишь? -Руки замерзли, не смогла раздеться. -Прыгай на руки, мчим ко мне! -А Рита с Юлей дома? -Нет. Заместо них Лена с Наташей. -А они хорошие? -Оля, они-то хорошие, но на знакомство с ними у нас не будет времени! Сейчас приходим, девочки простирнут твои тряпочки. Пока стирают, я тебя накормлю. Быстренько их сушим, и
ты летишь домой встречать мать. Программа ясна?
- А ты мою одежду быстро не высушишь - я много нассала! -Ниче, микроволновкой ещё как высушу! -Я не хочу домой, я хочу с вами остаться! -Оля, ну потерпи чуток! Как только твоя мама перестанет дуться, мы станем дружить как прежде.

-Я уже щас хочу к вам! -Ну а я тебя куда несу! -Ты сам сказал, что потом унесешь обратно. -Ну придёт мама, опять будет скандал. - Она быстро на придет!
-Ах, ребёнок, когда не надо, приходят очень быстро!
-Вот давай ей позвоним и спросим! -Оля, я без телефона и не знаю номера твоей мамы! -Телефон у меня в кармане, а номер записан на листке...

Это была предпоследняя встреча Сашки со своей малолетней подружкой. А что до последней. Сашка дорого бы отдал, чтобы она прошла не так и не там.

Но вначале, утром, ему позвонила Олина мама и тоном, не терпящим возражений, отчитала за нарушение договора. -Саша, спасибо, конечно, за вчерашнюю помощь дочери. Но больше этого делать не надо! У вас, я слышала, новые подруги? А пошиб-то старый! Опять льётся реками пиво, стоит столбом сигаретный дым. Грязно. Думаю, что и материться в дому меньше не стали. А ребёнку на следующий год в школу идти. Ну чему она у вас там научится!

Желаете ей добра? Чёрт с вами! Встретили вечером, отведите ее к НАМ домой, поужинайте вместе, уложите в постель, расскажите что-нибудь на сон грядущий. Вот тогда я буду спокойна. Я же вижу, как ребёнок к вам тянется. Но предупреждаю: к нам своих шалашовок водить не сметь!

Если седня будете укладывать, у ней в нагрудном кармане лежит телефон с моим номером, который продублирован ещё и на листочке. В случае чего звоните, как идут дела. Да, её майки и трусы на 2 полке шкафа, если надо - переоденьте. Грязное белье бросьте прям у ее кровати на пол. Впрочем, что мне вас учить! Тут вам все карты в руки. Даже я впервые слышу, что одежду можно стирать дрелью, а сушить микроволновкой...

Сашка в тот вечер трижды выходил в темноту на поиски Ольги. Последний раз с фонарем и Жаном. Даже покричал немного. Но так её и не нашёл, что совсем не обеспокоило. Маньяков в родных палестинах не водилось. Зато душевных людей хватало.

Могло быть так: мать за него отругала ребёнка, вот девочка и не решилась на визит. Но её могли пригласить к себе в гости случайные доброхоты. Можно быть уверенным, что сейчас с какой-нибудь бабушкой чаи с пряниками гоняют. Обругал себя за то, что поленился занести в память телефон Ирины Николаевны. Она ему звонила утром, а до и после было звонков 8 - попробуй отыщи-ка нужный. Решив поискать ребёнка попозже, Сашка вернулся.

Но самому ,,погонять,, чай не дали. У девок кончалось пиво и сигареты, вот и пристали с ножом к горлу: привези да привези! Куда было деваться.

Проблема решалась играючи. Достаточно было впрыгнуть в горный велик и домчать до ближайшего магазина. Кратчайший путь через пустырь был изучен до мелочей настолько, что даже света фары не требовалось.

Если Вы не страдаете куриной слепотой, и хорошо известен маршрут, сумеречного лунного света вполне хватает даже для быстрой безопасной езды. Горный многоскоростной велик не нуждается в хороших и ровных дорогах. Ему и неровный ухабистый пустырь будет ни по чем. Ну Сашка и разогнался до третьей космической. Отчасти для того, чтобы согреться - эта октябрьская ночь была даже не прохладной, а холодной.

Если бы не тусклый лунный свет, он нечаянно добил бы лежащую на траве Ольгу сам колёсами своего велика. Всё же скорость развил приличную, а много ли надо ребёнку с... ножом в животе.

Ну, ясный хрен, тогда он ещё ничего не знал про нож в теле, что на земле лежит именно Оля. Езда ночью без света характерна тем, что даже крупные предметы типа больших камней становятся видимыми только на близких расстояниях. А уж разглядеть вот так сразу, кто перед тобой лежит, и вовсе не получится. Так вышло и с Олей.

Нечеткий силуэт её тела Сашка узрел только тогда, когда до него оставалось каких-то 2 метра. Конечно, он её не узнал. Более того, принял за взрослого пьяного мужика - а кто же ещё будет валяться на холодной траве в стылую ночь! Но раз уж увидел, не давить же гада. Сашка ударил по тормозам. Тормозил он двумя колёсами, но намертво встало только переднее, из-за чего его перебросило через руль и распластало рядом с телом неизвестного. Как бывает в состоянии стресса, боли от падения он не почувствовал, зато досада аж перехлестывала через край. Деньги на пиво лежали россыпью в переднем багажнике. И при таком падении вряд ли не разлетелись черти куда. Инструмент с насосом, наверно, тоже выпал. Ну, падла!

-Ты чё, мудак, бля, другого места для ночевки не нашёл? В ломы што ли от тропы в кусты отползти было? И вдруг... Нет, вначале, когда он только услышал знакомый голосок, Сашка из-за растерянности даже не сразу осознал всю несуразность картины. Вернее, эта картина не сразу проявилась и бросилась в глаза, так как часть тела Оли, что была без одежд находилась в тени травы и бурьяна. К тому же сам еще не успел подняться, пытаясь разглядеть на тропе насос, ключи, мелочь.

Это чуть позже его удивило и даже напугало, что ребёнок почему-то лежит на стылой земле без движения - а вдруг он все же сбил при падении эту пигалицу великом, не ощутив удара? А уж когда увидел, что на Оле нет шапки, брюк, трусов; расстегнута куртка, радость встречи мнгновенно испарилась, уступив место нешуточной тревоге: без особых причин полураздетые малолетние девочки холодными ночами на стылой земле не лежат!

-Я не мудак, я Оля. Как хорошо, что ты меня нашёл, Саша! - Ебическая сила! Оля? Я тебя великом не задел? -Нет. - Фу, слава Богу! А што за вид? Почему лежишь на холодной земле? Где шапка, брюки остальное? Почему босая? В туалет што ли так по последней моде щас девки ходят? Ладно, с этим после разберёмся. Щас я тебя закутываю в свою трикуху и везу домой греться, пока тут совсем не задубела. А по дороге ты мне расскажешь, что случилось. - Не надо олимпийки, мне совсем не холодно. Только я не смогу подняться, у меня сил нет. -У меня зато есть! А где ж ты свои силы-то растеряла вместе с одеждой? Давай-ка я тебя осмотрю. Может, тебя и шевелить-то нельзя, не то что везти.

Опа! Охереть! Отъездились мы с тобой, Оля! Значит, говоришь: тебе совсем не холодно? А что-нибудь болит? -Тоже нет. А почему мы отъездились? -Не пугайся только, но в тебе кто-то нож оставил. Не ясно, какой он длины, ширины, что поразил из органов? Может, щас тебя достаточно лишь чуть шевельнуть, чтоб стало в сто раз хуже.

Поступаем так: я тебя укутываю, сам еду домой за мокиком и тележкой. С тележки готовим шикарные носилки. Со своего телефона звоню в ,,скорую,,. Но на всякий пожарный позову девок, помогут тебя на них уложить - вдруг ,,скорой,, хрен дождёшься - на вызовах.. Это единственный шанс довезти тебя до больницы.

Стоп, болван! Как я мог забыть! Это мой сотовый дома, но у тебя же должен быть телефон! Может, в нём наша ,,скорая,, забита? Тогда нам сказочно бсповезёт!

Увы, телефона при Оле не оказалось. О том, что его вытащил педофил, свидетельствовал вывернутый почти наизнанку карман и надорванный листок с номером Олиной матери.

-Оля, сейчас я тебя постараюсь укрыть потеплей своей трикушкой. Если вдруг сделаю нечаянно больно, сразу же говори, где болит. И если тебе не трудно, давай поговорим, пока я тебя кутаю.

Как ты тут оказалась? Сама пришла, или кто-то привел? А, может быть, привез? Я тебя несколько раз искал. Твоя мама разрешила мне у вас дома тебя спать укладывать. Кстати, я её даже не просил об этом.

-Это хорошо! А меня сюда дядька привёл. -Какой-такой дядька? Оля, это чё за фокусы? Значит, мама тебе запретила ко мне приходить, и ты исправно не ходишь! А какой-то дяхон пальчиком поманил, и ты за ним вприпрыжку ночью аж на пустырь поперлась! -Я не хотела, он меня за руку держал. И сказал, что если я с ним не пойду или начну кричать, мне плохо будет. -Ну да, а уж зато щас прям так хорошо, что слов нет! Ты хоть эту мразь запомнила? Ну, в чем был одет? Его рожу? -Он на тебя сильно был похож, я даже вначале подумала, что это ты. Только разговаривал по-другому. И на нём была зеленая куртка.

-Хороши приметы, ничего не скажешь! Ай, Оля, не то! Во! Может, он хромал? Был в очках? Какие-нибудь слова несколько раз повторял? Заикался, картавил? -Нет.- Плохо! А вырваться не пробывала? Там, за руку укусить.-Я хотела, а он меня как ударит...

Всё было понятно. У кого-то из взросляка при виде миловидной и хорошо одетой Оли сорвало крышу. А что до утащить - при её весе хватай за шиворот, и тащи под мышкой хоть до Москвы! Как учат в художественных школах рисовать детей? Всё сводится к примитивной теории: ребёнок - подобие взрослого. Просто на нём ещё не успело всё вырасти до величин взрослого.

И давайте не будем врать самим себе: симпотных детей мы-таки в своих заоблачных мечтах прикидываем в качестве секс-партнеров. Почему мечты заоблачные? А в них обязательно включено условие ,,чтоб нам за это ничего не было!,,. Но у нормального и трезвомыслящего пипла ещё хватает здравого смысла только на теоретическое смакование такой связи. Ну в худшем случае, где-нибудь в укромном уголке подрочит на прелестное дитя. Всё же у нас не средневековая Азия, вот так запросто к родителям симпотного ребёнка с дорогой игрушкой в качестве калыма не придёшь, и замуж(или мужем) его не выпросишь - устой не той системы.

Но армия педофилов-практиков не столь уж и мала. И раз у такой сволочи сорвало крышу при виде объекта своего обожания, то о каком чувстве такта и обходительности может идти речь! Работает только один принцип: ломать, рвать и метать! Финал тоже нескольки своеобразен. Зачем после оставлять в живых свидетеля своих непотребств? ,,Пожалей,, даже его - там, отруби пальцы, выколи глаза, вырви язык - это не поможет! Хороший экстрасенс играючи считает с мозга жертвы, что с ней сотворено и кем.

Отличные экстрасенсы сканируют картинку и с умерщвленных жертв. Но для насильника это уже не так страшно; в этом случае можно побарахтаться, и есть шансы избежать наказания. Да и сколько этих самых отличных экстрасенсов топчет белый Свет? Жалкие единицы.

-Ну вот, я тебя, насколько это возможно, от холода укрыл. -А тебе самому голым не холодно? -Поеду, согреюсь! И вообще, слушай мою команду: молчать! Лежишь и ждёшь нас с девками. Вполне возможно, они подойдут первыми. Позовут тебя. Ты их знаешь, ответишь. Но больше ни с кем не разговариваешь! -А я уже сколько лежу, ещё никого не было. -И не должно быть! По этой тропе давно не ходят. Но проподлючий дядька может вернуться за ножом. -У-у, тогда не уходи, я боюсь! -И я боюсь! Но что делать, надо ехать! Будет только хуже. Я быстро! Только туда и обратно. А твоей маме уже при тебе буду звонить.Договорились? -Да! -По-людски, к тебе бы кого-нибудь для охраны найти, или в другое место перенести, да гребаный нож смущает, и время терять неохота. Ну, лежи, я помчал...

Но не зря говорится, что благими намерениями выстелена дорога в Ад. Девки прониклись сразу, быстро оделись; взяв фонарик, шубу и одеяло, поспешили к Оле. Натаха была местной, пустырь знала хорошо. Сашка, вроде, очень подробно ей описал, где искать ребёнка. Но это ж бабы! Они всё равно ухитрились заблудиться, что называется, в четырёх углах, так и не отыскав ребёнка.

Что до Сашки - у него быстро собраться не получилось. Пока одевался погрязней, пока выкатил мокик, пока соединил с тележкой. Минуты 3 потратил на прогрев. Пока закрепил матрас на тележке... Проходимость мокика, да ещё и с тележкой по густому кустарнику и узенькой тропе гораздо хуже, чем у велика, что тоже вылилось в потерянное время.

В общем, сбылись самые худшие Сашкины опасения: когда он добрался до места, где оставил девочку, та была уже мертва. Исчез нож, зато Олино горло было черно от крови(в лунном свете). На шум мотора подтянулись с виноватыми лицами девки.

-Стоять! Не подходите ближе! Может, этот гад следы какие-нибудь оставил! И где вас, бля, носило? - Да мы не думали, что ты эту тропу имеешь ввиду. -Ай! Бля, кому доверился! Бросайте тряпки на тележку, и пиздуйте отсюда подальше. Так и так ментов придётся вызывать. Если всех загребут, дом и печь без присмотра останутся. А я щас мокик с вещами домой оттараню, да звоню ментам. -Че ты всё со своими ментами носишься? А матери её что ли звонить не собираешься? -С неё и хочу начать. Но она вот-вот должна нарисоваться сама, если уже не приехала. -Она сюда, на пустырь, что ли приедет?

Девки были правы: начинать надо было с матери. Чё тянуть! В гибели Оли Сашкиной вины нет. Что ему сможет предьявить Никонова? Он набрал номер.

Ирина Николаевна ответила практически сразу. И с её первых же слов Сашка понял, что разговора за Ольгу не получится - Никонова была даже не выпивши, она была пьяна. -А, воспитатель маленьких девочек! Молодец, что позвонил. Дома всё в порядке? Дочь уложил? А у нас небольшое торжество, где без меня - никак: я важное дело для фирмы выиграла! Буду поздно или совсем не буду. Так что я на тебя надеюсь. - Ирина Николаевна, а у вас служба безопасности на фирме есть? -Есть, конечно. Вон рядом со мной её начальник. -А вы не могли бы дать ему телефон на время? -Что случилось? Подруги с деньгами убежали? Я нашего Игорька попрошу, он разыщет. -Ну дайте ему телефон, пожалуйста! -Даю, его звать Игорь Павлович.

Когда-то надо было начинать. Но сразу озвучить безопаснику новость не получилось. -О-о, половой гигант Мценского уезда? Наслышан! Не пьющий, не курящий, спортсмен; драчун, содержатель гар... -Здрасте, я чё звоню? Ольгу зарезали. -Чево? А ну-ка повтори! Только кратко, по-военному! Я только в сторонку отойду. -Повторяю! Ездил вечером подругам за сигаретами и пивом, на пустыре нарвался на полуголую Ольгу с ножом в животе. Была живой. Ну, я её укрыл от холода своей олимпийкой. Пока бегал за транспортом, пока собрался, пока вернулся. В общем, этот гад вернулся за ножом и добил её. У неё щас горло в крови. Ну это то, что видно издал...

-Что? Издали? Т.е. ты даже не проверял: жива она или нет? Живо подошёл и проверил пульс! Вдруг она всего лишь находится без сознания! -А если я следы затопчу? -А если ты её своей пассивностью именно сейчас и убиваешь! -Но у ней всё горло в крови! - Ты же тоже, я слыхал, в охране работаешь! Вас что, не учили пульс по руке... -Ох, бля, я сейчас! Не отключайтесь.

Но в проверке пульса не было нужды. Без сознания с полуоткрытыми глазами не лежат. Да и рот, полный крови, не позволил бы дышать. -Игорь Палыч, она железно мертва. У ней весь рот в крови - давно, видно, задохнулась. -Ладно. Милицию вызвал? -Да у меня и номера-то ментовского нет! -Час от часу не легче! Ах, да, как же я мог забыть! Зачем тебе милиция! Ты же у нас крутой! Хорошо дерешься, при собаке Баскервилей. А то, что время работает против тебя, ты хоть это понимаешь? Ольга что-нибудь говорила? -Да, сказала, что на пустырь её привёл мужик в зеленой куртке, очень похожий на меня. Хотела вырваться, но он её вырубил ударом. Очнулась уже с ножом в животе.

-Мужика, конечно и след простыл? -Конечно! Дай бог, чтоб вообще хоть какой-то след остался - дождей давно не было, почва как камень... -В общем, я тебе крупно не завидую, Александр. - У самого на душе погано. -Это только семечки, Саша.
Я варился в милицейской системе много лет. И далеко не рядовым. Смотри, что против тебя набегает. Зарезанная и скорее всего изнасилованная девочка. Твоя одёжка на ней, конечно же, в крови. Ты говоришь, что ей укутал ещё живую Ольгу от холода? А может, для того, чтобы не сорить кровью, пока несёшь где-то труп расчленить и по кускам запрятать? -Да вы что... -Это не я что! Такие мысли обязательно возникнут в головах у следственной комиссии.

Про мужика в зеленой куртке тоже всё шито белыми нитками. Как говорится, а был ли мальчик? Холода уже стоят нешуточные. Ты обратил внимание, что многие уже перешли на зимнюю одежду? А когда занимаешься интимом, что нужно?
В первую очередь - тепло! Я к тому, что лишь, пожалуй, только ,,морж,, может кого-то изнасиловать при минус трёх мороза. А ты у нас кто? Я тебя не видел, но даже до меня дошли слухи, что бегаешь зимами в шортах и тапочках. -К чему вы клоните? -А к чему клонится, к тому и клоню! Может, не было никакого мужика в зеленой куртке? А был ты? Оля - девочка наивная, доверчивая. К тебе привыкла. Но раньше вы никогда не оставались один на один. А тут мама впервые тебя сама попросила её у себя дома спать уложить. Вот и дрогнуло твое любвеобильное сердце, а? -Да что вы такое городите?!

-Ладно, зачем я тебе понадобился? -Ольга же сказала, что мужик был в зеленой куртке, похож на меня. А если поездить по посёлку немного? Вдруг встретим гада! Там, точку менять надумает. У вас же группа быстрого реагирования есть? -Была! Расформировали за ненужностью. Но че огород городить? К вам абы кого не пошлешь. Надо таких, кто хорошо знаком с поселком. Это всех обзвони, поинтересуйся, собери, отправь. Хорошо, положим, мы его встретили, и что дальше? Самосуд учинить предлагаешь? -Ментам сдать падлу! -Так вот этим сейчас и займись! Подсказываю: в любом магазине имеется телефон ближайшего милицейского отделения. Звонишь, поясняешь, почему это сделал. А меня прошу больше не беспокоить. Мне ещё Ольгину мать надо как-то к печальной новости подготовить.

Да, и последнее: если не желаешь себе худа, не вздумай уничтожать свои следы присутствия у тела девочки. А там будем поглядеть. Но если ты виноват, пощады не жди - Ольгина мать тебя уничтожит!

Но беда не приходит одна! Сашка все же осторожно оттащил тельце Оли поглубже в кусты. Там же бросил тележку с тряпьем; доехал до круглосуточного магазина, и номер отделения ему дали. Но на самом интересном месте кончились телефонные деньги. Банкомата в магазине, конечно не оказалось. Он хотел, было, попросить телефон у одной из продавщиц, но не понадобилось. Через какую-то минуту менты сами дружной оравой ворвались в магазин . Скомандовала встать к стене, развели ноги на о ширину плеч, обыскали. Предложили пройти к патрульной машине.

До Сашки дошло в чем дело. Его одежда была густо перемазана Ольгиной кровью, вот продавщицы и проявили гражданскую сознательность, вызвав оперативный наряд.
3ч.
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (19.Апр.2015) | Автор: Писарь
Просмотров: 416 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: