Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Крещение.4ч.
Крещение. 4ч. Начало тут: http://banda-rpt.com/publ/72-1-0-2076

... Как не крути, но все НОРМАЛЬНЫЕ люди имеют встроенную операционную систему, состоящую всего из двух программ: выжить и размножиться. Все остальное - своеобразные подпрограммы, которые - опять же, нормальный-чел "прописывает" в мозгу за время жизни, хватая их то там, то сям. Нормальный чел, согласно основной программе выживания, просто обязан бояться и брезговать мертвых. А как иначе? Представим, что все наоборот. Тогда что? А вот: ему захочется стать похожим на своих "кумиров". И возможностей для этого у нас предостаточно. Наглотаться снотворного, сунуться в петлю, сигануть с балкона, крыши… Существует еще куча несложных вариантов кончины. А размножаться за Вас кто будет, падлы?!! Отсюда отвращение и боязнь к мертвым. Всмотритесь в жмура после средней аварии (не такая уж редкость в наш век скоростей и пьянства). Мозг в первую очередь фиксирует раны, ссадины, кровь, неестественно вывернутые конечности. И "услужливо подсовывает" сознанию вопрос примерно такого характера: а представляешь, как от всего этого "великолепия" ему было больно?! И добавляет: а ему и сейчас больно! Т. е. сознание вовсю отговаривает нас повторить участь жмура. Мы же ориентированы на жизнь, даже если у части населения она совсем не сладка. Про размножение и говорить нечего. Тут мы недалеко ушли от мух у параш и помоек. Хуярит себе муха дерьмо, сзади подлетел озабоченный он, вдул той по гланды. Возмущенная прерванным чифаном она снялась в полёт: мол, скину наглеца, пусть разобьется! Так он тоже летать умеет… Отличие людей от мух-у нас нет крыльев, не летаем. А так все один в один... Вот и озабочен дееспособный чел лишь двумя проблемами: не свернуть себе бошку и нажраться от пуза(выжить), да кому бы вдуть(размножиться)! Если эта она, то кому бы дать?

…Коршун был абсолютно нормальным. Вот почему его одолевали три проблемы одновременно: 1. он ужасно боялся и брезговал жмуров с местом, где находится; 2. ссал, что может именно тут мучительно дать дуба; 3. его очень заинтересовали четыре, пусть мертвые, зато симпотные бигсы. Все, согласно "операционке" в голове... Где-то в уголке сознания ещё мелькнула метеором робкая мыслишка, что надо бы шустрее смыться: дело ведь сделано! Но ее тут же забила другая, более самоутверждающая: не спеши; вот под подолы бигс заглянешь, посмотришь, что у них есть за трусами, тогда и сдернешь! Но вначале следовало отогреть замёрзшие руки и уши. Да и курить хотелось сильно. Серый вышел. На площадке "предбанника" потряс задубевшими руками, попрыгал. А потом сложил нож и сунул в карман. Толку с ним против жмуров переть, если че: те уже и так мертвы. Торопливо покурил, сунул потушенный окурок в карман и решительно потянул дверь мертвецкой на себя. Опять обдало волной холода-результат действия карманов со льдом; зато вонь уже почти не беспокоила! А вот количество жмуров внушали нешуточные опасения: а ну как кто из них не мертв, а токо пьяно-спящий или, как оно там называется? Аллергиче... Лергическ... Да не важно, бля! Очухается, с просонья не разберется, да как ебнет по уху-мало не покажется! Жмуры-то сплошь молодняк, здоровые, сильные. Разрыв сердца от неожиданного вопля тоже особо не прельщал...

Серый прикрыл дверь и решительно, стараясь не смотреть на лежаки с мужиками и бабками, подошёл к лежаку с первой мертвой красавицей. Та лежала на боку, совсем не опасная, хотя на лице имелся легкий оскал. Но красота-великая сила! А самое главное: на ней был халат! Распахивай и смотри! Но Коршуна ждало жесточайшее разочарование: заместо трусов таз красавицы "украшал" бинт внамотку, пропитанный засохшей, почти черной, кровью. От этого скорбного открытия в Коршуне все опустилось вплоть до хера. Он запахнул на несчастной полы халата и перешёл к следующей герл. Эта лежала почти на спине. На ней красовалась коротенькая, плотно облегающая ножки, джинсовая юбочка. Выглядела совсем даже не пугающе-из-за синяка на всю левую щёку и маленького роста. Серому она куда больше напоминала спящую, нежели мертвую. Может, что напутали? Сунули сюда, не разобравшись, а она всего лишь спит? Да нет! Не бывает у спящих такой желтой кожи! Коршун попытался задрать подол юбченки, коснулся ног, и сразу дорубил, что красотка железно мертва. Ноги её были неестественно холодны и тверды как дерево. А весила эта миниатюра минимум с тонну. Во всяком случае у Серого не хватило сил даже перевернуть её на бок-там по его предположению должна была бы располагаться "молния" юбки. Непроизвольная "разминка" со второй красавицей-малышкой согрела Коршуна, прибавила злости и упрямства. Да неужели он так ничего стоящего тут на бабах и не увидит, бля?! У третьей красотки все было нормально: относительно подходящая поза, просторный сарафан, тело не имело твердости корабельной сосны, ноги были слегка вразброс. Миловидное лицо практически с нормальной кожей располагало к безмятежности и неге. Но, видно, эта ночь была явно не фартовой для Коршуна. Низ желтых трусов красавы был насквозь пробит и извазюкан говном, мокрым от ссак едва не до резинки… С зубовным скрежетом Коршун перешёл к лежаку с последней симпотягой. Досада на обстоятельства сделала его безрассудно-беззаботным. Он теперь светил фонарем без "абажура" с пальцев. Чертыхался вслух, ругая холод и всех баб на свете…

Наказание за беспечность последовало незамедлительно! Лежак с четвертой мертвой красоткой располагался в самом углу-далеко до фрамуг и двери. Да ещё-та лежала на боку, лицом к дальней от входа стене. Зато юбка застегивалась рядом больших пуговиц СПЕРЕДИ! Коршун даже решил, что если возникнут проблемы с трусами красотки, он попросту их разрежет надвое… Мудак, и как он забыл, где находится! Входная дверь накопителям распахнулась неожиданно и бесшумно. Не свет мощного фонаря - Коршун бы этого не усек. У кого-то в момент опасности организм, борясь за жизнь, активизируется и продуцирует небывалый прилив сил с активностью. У Серого же он снова спродуцировал обильный пот, дрожь во всем теле, небывалое оцепение ног с руками, да желание усраться. Едва хватило сил сесть рядом с топчаном. Прям напротив милого лица бигсы. В руках его уже был нож, но раскрыть тот Серый и не помышлял. Мозг сверлила мысль, что его спалили менты или охрана по отсветам окон. Спасительная фрамуга находилась метрах в пяти, но ватные ноги отказались служить напрочь. От кармана со льдом несло прям-таки зимним холодом. Капель с его днища образовала лужу на полу, и та через подошвы кед принялась быстро отнимать тепло ног. Можно было залезть под карман, но долго ли пролежишь в холодной воде и пыткой каплями! Рядом-он засек-стоял штабель обрешетников, швабра, ведра, тряпки. Но где гарантия, что прячась за них, не громыхнешь ведром, не свалишь швабру или обрешетник?

Судя по голосам, вошли трое мужиков. Чувствовали и вели они тут себя как дома. И весьма странно для патруля и охраны. Свет так и не врубили, разговаривали в полголоса. К Коршуну стало постепенно возвращаться самообладание: если это не менты и не охрана, то их лучше перебздеть за топчаном, а спалишься-объяснить, почему тут оказался. Смотришь и проникнутся да отпустят. Не звери же, в конце-то концов! Серый вслушался в базар визитеров:
-Токо это, давай шустрей! Мне утром к Зойке пилить! И провоняться тут насквозь, бля, совсем не фонтан! Да и задубел уже, бля! -торопил бас. -Щас, щас, ребята! -верещал стариковский фальцет.
-Смотрите тоже, ее в ситцевом синем платье забра… О, да вот же она!

Третий означил себя лишь тройкой начальственных фраз: - Шевелимся, шустрей! Не Сочи! - Серый похолодел: троица тормознула через топчан. Он вспомнил, что там лежала скрюченная старуха. Теперь Коршуну не надо было напрягать слух, чтоб слышать диалог баса и старика:
- Смотри, Михей, если Ювелир скажет, что зубы твоей шмары стоят меньше долга, свои отдашь! -с угрозой заявил бас.
- Да ты че, Юра, там на три долга хватит! В меня ж тогда мусора мертвой хваткой вцепились. Без шмона б не обошлось! Вот я на все бабки рыжья-то и накупил. Себе зубов налил, Зине. Покрыли полудой... Токо поступаем, как договорились: три зуба идёт в счёт долга, по одному-вам за труды. Остальное-моё! Пенсии-то нема! Государство и не знает, что я белый свет топчу. Как послед…
- Завязывай с базаром! Шустрее, иначе околеем! - скомандовал баритон. - Ну, и какие выбивать? Зубы у бабки как зубы! Мож туфту насчёт рыжья прогнал, Михей? Ты ж меня знаешь! Щас тебе по черепку вот этим молотком ебну, и составишь компашку своей Зине! А зубы мы твои возьмем! Все! -пророкатал грозно бас.
- Да когда это я загонял-то? -заверещал невидимый Коршуну Михей. - Клык, скажи ему! Вот по эти сноси оба ряда-верхний и нижний. Да не гони же коней, рот надо платком застелить: провалятся в горло, хрен достанешь! Прости, Зина! Так надо! - театрально всплакнул Михей.
- Ой, бля, уморил, щас заплачу! Не садился бы за карты, так было б не надо! -подъебнул деда бас! С ее морды кровянка не брызнет? -спросил он.
- Вы долго собираетесь меня морозить?! -рыкнул Клык. -Раздались звуки ударов, противное чавканье плоти, стук. И вдруг:
- Да что ж ты так сильно бьешь-то?! Умерь прыть! Ну, и куда он отлетел? -взвопил Михей. - Это ж около трёх грамм золота! По уму распорядиться, знаешь скоко цацек можно с него надела…
- Хва пиздеть! Туда полетел вроде. Взял фонарь и нашёл! - рыкнул Клык, - а мы со Слоном сами с Зиной закончим! Луч фонаря скользнул почти по ногам Коршуна, шаги дедка стали приближаться...

конец 4ч. Начало тут: http://banda-rpt.com/publ/72-1-0-2076
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (10.Окт.2012) | Автор: Писарь
Просмотров: 620 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 6
1 ПлохишЪ   (10.Окт.2012 10:22)
адЪ и Израиль

2 Писарь   (10.Окт.2012 10:49)
Я исправил,кстати,а пропечатанно ошибочно.Вот:,,2.…что именно тут ДАСТ ДУБА,, ,а не ДЮЖЕ,как написанно.

3 ПлохишЪ   (10.Окт.2012 11:38)
угу

4 вандан   (10.Окт.2012 12:25)

5 Woland   (10.Окт.2012 19:08)
полный ПЕСДЕЦ

6 ациола_ёптыть   (19.Окт.2012 03:48)
killed cake тушите свет1

Имя *:
Email *:
Код *: