Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Писаря

Операция ,,Пауки в банке,,.3ч.
...Операция "Пауки в бнке". 3ч.
начало: http://banda-rpt.com/publ/72-1-0-1975
...О знаменитом Жукове говорят, что в войну его бросали на самые судьбоносные участки фронтов. И он блестяще справлялся с возложенными на него задачами: отражал, отстаивал, наступал, отбивал, захватывал. Но–ценой немалых потерь в живой силе. Потому как люди были лишь ЭЛЕМЕНТАМИ ОПЕРАЦИЙ. А тех же собак кошек, ворон или муравьев воевать не напрягёшь! Для Кола народ тоже не имел значения. Он аж сгорал от нетерпения и злобы уничтожить беглую пару самым жесточайшим образом. Вот если б Катьку первым бортонул сам, жаба бы не мучила, а когда его мордой в грязь... Ну как такое терпеть?! Но гнев– плохой советчик! И Лисицкий на правах старшего осаждал своего горячего пасынка весомыми аргументами с трехэтажным матом вперемешку. Гуманизмом тут не пахло и близко. Владимир Николаевич в первую очередь заботился о себе: влетишь с Колом по его дурости, копнут глубже, а там грехов на вышак наберется...

Напрасно молодые думали, что надежно запутали следы и оторвались от погони. - Докладывай! – требовал от своей разведки угрюмый Кол. – А чё тут докладывать! В Шмаковке у бабы одной шхерятся. Накрыть их – что два пальца обоссать! Двух стволов хватит. А после бабу грохнуть, всех искупать в бензине, дом запалить, самим сделать ноги лесной до... – Ша, спасибо за содержательный доклад с советом, – обрывал докладчика мудрый Лисицкий, – выпей за труды, а мы с твоим командиром чуток помаракуем. Олег, засунь эмоции в жопу, пошли пару машин, известных им обоим, пусть шумнут под окнами... Именно шумнут, не больше! Чтоб голубки обосрались со страха и снялись в бега. Тратя бабки, нервы. Да, хозяйку не трогать! Тетку, скорее всего, использовали втемную. Ее вины не усматриваю. А случись что с ней, менты нашу вину усмотрят сразу. Усек расклад? Действуй!

После 5 доклада, стратег дал указание снять слежку с пары. – Пошла территория Ушлого. Можешь остаться и без машин, и без пацанов! Ещё и борзоту предъявят... Задерганные до не моги, на финансовом подсосе, Витя с Катей тормознули в небольшом поселке городского типа. Их впустила пожить школьная уборщица. Впервые пара ограничилась скудным завтраком и водкой. На секс у Вити попросту не осталось сил. Как бы извиняясь за казус, он хотел притянуть Катю к себе, обнять, да хрен: нарвался на упрямое сопротивление – тело любимой напряглось, мол, не лезь, мне не до ебли! Катя не спала, только делала вид, чтоб Виктор не приставал. Что–то у них с недавних пор шло не так. И этого что–то становилось все больше.

Во–первых, они ринулись в побег, не зная реалий этой жизни. У мужа на шее не надо было считать деньги, выгадывать, что взять; думать о пропитании, одежде, стирке, комфорте и уюте, безопасности. А за порогом его особняка вон чё творится! Тут тебе не там! Перепила в кабаке, звонок Олегу. От него следует ЦУ, где встать, какую дверь оставить открытой. И все, вались в хмельной сон! Проснешься жива и целехонька у кого–нибудь с его корешей. Похмелят, предложат помыться, поесть, довезут до дома. А тут сплошное быдло! Без бабла за услугой и не обращайся! Она, вообще–то, кожей чувствует, что ей как раз можно–вон как мужики глазами раздевают. Только этого сейчас как раз делать и не надо: донашивает последние трусы из запаса взятых; так самой глядеть на их изнанку страшно! А Вите чё, ему только зад подставь или ноги раздвинь. На, владей! Только у нее уже раз шесть с ним не выходит кончить! Пойло, что он в неё вливает, водкой назвать можно только с натяжкой. Голова трещит. Интересно: если вернуться к Олегу и попросить прощение–простит, обратно примет?

Как сказка из детства вспоминается её унитаз с биде. Нажим педальки, в срамные губы ударила слабая струя. Чуть сместила таз, ага, струя уже щекочет клитор. Нажим педали сильней, струя ощутимо щекочет плоть, пошло резко нарастать возбуждение...приплыла! А ванна с джакузи и кучей экстратов, пенообразователей, ароматизаторов. Зато теперь ржавое ведро и газетка, прокладки сомнительного качества и парашютных размеров. Подмываться лучше всего с бутылки. От головных болей лечиться тоже лучше всего ей, ну, содержимым. Самогон селяне делать научились... Кто там за мужичьем–то по ссылкам мотались? Ах, эти... декабристки. Точно не от большого ума! Седня приперлась хозяйка и давай компосировать мозги: встань, приведи себя в порядок, приберись, сготовь чё–нибудь мужику... Похмелите вначале, а потом и требуйте! И где моего ненаглядного носит? Ах, совсем забыла: пошёл работу искать– деньги на исходе... Как у Олега они чё–то никогда не кончались?!

А Витя работу нашёл. Для поддержки штанов им с Катей хватит. А там он себя покажет. Смотришь, бугром поставят, больше платить начнут. Хандрит с непричычного образа жизни девка, но ниче, не Боги горшки обжигают! Вечером для толковища по душам приперлись два местечковых авторитетика "потолковать за жизнь" под водку. Разумеется, водка Виктора, хаза–тоже. Все бы обошлось, не пискани с койки Катя гнать эту гнусь нахуй. На её звонкий голосок эти ринулись в атаку оба. Витя осадил их играючи, не больно и не грубо–нельзя было иначе: молва о драке могла дойти до Кола, а там... Королей же от "торжественного приема" понесло в разнос: чувак совсем не умеет драться! Да мы же тебя в бараний рог скрутим, падла! А бабу твою во все дыры после отхерим! Только попадись нам на узкой тропе! Витя попался этим двум со свитой в три рыла, когда возвращался со смены через пустырь. Досталось всем пятерым уже серьезно. А Витя еще и карманы нападающих не поленился обшманать. Кроме денег, сигарет и зажигалок, ему досталось три ножа. Он успокоился: за ножи можно было прижучить всех пятерых. Но вечером к нему опять постучали. Трое, постарше королей и посерьезней. В этот раз угроз не было, пригласили побазарить за жизнь. Пока без бабы...

Комитет по встрече состоял с 4 человек. Ни фикс, ни наколок мужики не имели, по фене не гнули, но было в этой четверке что–то от матерых уголовников. После ужина Витю попросили честно представиться: мол, все равно узнаем, кто ты и твоя баба, но тогда отношение будет другим. Витя возьми все да и расскажи. Другие приврать могут, а теперь попробуй! За столом воцарилась временная тишина, потом народ возликовал. Сам того не ведая, Витя ощутимо уел в лице Кола их лютого врага. Вите собрали щедрый продуктовый пакет, дали бабла "на обзаведение хозяйством". Сказали, чтоб ничего больше не ссал. А завтра чтоб был тут к 8 вечера с бабой. Явка обоих обязательна! Подношениям Катя обрадовалась как ребёнок. Колбасу, сыр и курицу она больше понадкусывала, чем съела. Водки же нарезалась до отруба. И конечно же, решила щедро дать. Но из–за выпитого не смогла даже сымитировать кайф. Не в такт подмахивала, стонала, повизгивала. Потом и вовсе замерла, брякнув: – Витя, извини, я сытая и пьяная. Нихуя щас не могу! Возьми себе сам, а я чуть посплю, после сделаю тебе хорошо. И отрубилась, обдавая Горяя перегаром, слюнями. Потом захрапела. Кончил Витя на своей спящей красавице с трудом. От неё так своего хорошо и не дождался. Но сильнее всего Горяева поразила суета Катьки, когда он сообщил ей о приглашении братвы. Та шустро подмылась, надыбала откуда–то ажурные трусы, долго мулевалась... Она что, туда дать кому–то прется?

А на рауте произошло то, что психологи зовут переломным моментом в любви. Как раз братва вела по отношению к паре себя очень даже корректно: хули, чувак самого Кола ославил! Ошарашила Виктора Катя. Перепив, попросила проводить на перессык. Тут–то её перемкнуло, она перестала узнавать любимого. А то, что он от неё услышал, заставило мужика резко протрезветь и напрячь уши: а вдруг послышалось? -Знаешь, Игорек(?), я ушла от мужа ради этого мудака. Думала, любит, будет толк. И чё? Меняем сарай на сарай, деньги кончаются. Одета в рванье, парфюм китайский. В кровати топчет кое–как. Так все надоело! Ведь была мысль сдаться мужу, когда меня искал. Я, наверно, скотина, но жизнь по сараям–не моё! Мне подай дворец, роскошь, безбедную жизнь! Не веришь? Думаешь, я всегда была такой замарашкой? Кстати, у тебя есть любимая девушка? Естественно, что Витя прошипел: – уже нет! – А хочешь, я ей стану? Прямо сщас? Только пообещай мне, что заберешь меня во дворец, где с фонтанов текет коньяк. Избавишь от нищеты, голода. А этого можешь хоть убить. Ты же это можешь? Вон как к тебе все уважительно обращаются! Тебе как встать, милый? Или лечь? Если ложиться, подстели чё–нибудь под спину, а то сыро.

Виктора три года учили владеть собой, не опускаясь до эмоций. Он тряханул Катьку, та ойкнула, отшатнулась, узнав. Спросила жалобно, – Витя, я щас чё–нибудь говорила? Не принимай близко к сердцу, загоняла по пьяни. Пойдем к ребятам. Хорошие такие! Только поссу, вот. – А среди хороших есть лучший – Игорь. Меня и в расход пустить не жалко! –закончил её мысли Горяй, и на душе стало паскудно и горько: змея на груди–это очень опасно! Остаток вечера Катька жалась к нему поплотней. Изображал перед братвой путного, не отталкивал, но чувство гадливости к ней не проходило, а только усиливалось. Ну вот и объяснение, чего ради подмывалась, меняла трусы на отдавальные, красилась. Ночью Катьку переклинило повторно, она обозвала его Игорем, просила отнести в ванну и лезть следом–боится утонуть... В его войну по ним иногда с мелкашек стреляли маленькие девочки, порой попадали и убивали. Наемницы–снайперши вообще не знали промахов, но те хоть про любовь не загоняли, а эта... К утру Витя напрочь избавился от иллюзий, что любим...
К–ц 3ч. продолжение: http://banda-rpt.com/publ/72-1-0-1979
Категория: Колонка Писаря | Добавил: Писарь (25.Май.2012) | Автор: Писарь
Просмотров: 615 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: