Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Ильхама Фардиева

Back in USSR!
Белый Бим, Серый Дом.

 (Записки на запястьях – потому что: манжет нету).

 

 1.Белый Бим.

     Вчера вечером, (выпив хорошего хереса), посмотрел первую часть старого доброго фильма "Белый Бим Чёрное Ухо". Там бородатый добродетельный «Штирлиц» - Тихонов играет Охотника, хозяина пса Бима. Фильм и впрямь хороший по своему человечеству (собаку, блин, очень жалко!); но пара моментов фильма всё ж взывает к добродушному стёбу.

   1:Фильм снят на студии "Фильмы для юношества" - как Вам такое? Т.е. - строго для юношек и девушей, пионерам и инвалидам - не смотреть! Затем: 2:Охотник (Тихонов), как и его жена (за кадром), да и вообще поголовно все в Городе, умирают (или собираются умереть) в фильме не от старости, цирроза и рака простаты, а от старых ран, нанесённых им в своё время фашистскими оккупантами. Такая вот в совковом кино была установка: просто так взять герою, да не с хуёв дуба врезать – нельзя: аполитично; назидания в этом мало. Он должен Погибнуть, выполняя план на производстве или спасая там кого-то (вытаскивая из-под пресса), Пасть, весь изрешечённый бандитскими пулями, или уж, на худой конец, Скончаться от старых ран.

 - Доктор!! Почему, когда я дрищщу, моя жопа издаёт такой высокий заливистый звук - как будто мент изо всей силы свистит в свисток..?? А когда просто какаю, жопа тихо наигрывает немецкие бравурные марши... как губная гармошка?? Жена, знаете ли, обижается... (моя Жена – фронтовичка, очень страдает от ран).

- Скажите, Вы были ранены фашистами в жопу?? Значит: шесть раз немцами? два раза финнами? - и ещё: в бою за Будапешт негодяй-власовец ударил Вас в серево штыком?? Что ж тут удивляться свисту, голубчик: отголоски Войны...

 

   Охотничий «Штирлиц» живёт в пыльной пятиэтажке серого силикатного кирпича; этот дом - своего рода символ отошедшей эпохи...

 

 2.Серый Дом. ( Back in USSR!)

    В таком же добротном, тоскливом, как колумбарий, Доме жил в детстве и я. Дом этот, и ещё три его брата-близнеца, словно четыре окаменевших доисторических ящера возвышаются над маленьким рабочим посёлком. Остальные дома в посёлке – весёленькие деревянные трёхэтажки – построены пленными немцами. Планировка в них лучше, потолки выше. По вишнёвому фасаду они мастерски расписаны цветами, виноградом, спелыми дынями, грушами и баклажанами (и, кажется, ещё – сосисками и даже копчёной колбасой!) – короче, всем тем, чего так недоставало доброму немцу в русском плену. Справа, обратите на это внимание, пыхтит и трясёт бетонные фундаменты домов наш кормилец – Комбинат. От этой тряски ночью по столам дрейфуют с нехорошим, зудящим звуком гранёные стаканы и пустые бутыли из-под ханки, чертя в мельчайшей древесной пыли замысловатые петли...

    Но вернёмся в мой Дом. Лифта здесь нет, счастья – тоже. Зато – фауна представлена широко. Вот она, в порядке возрастания:

Муравьи мелкие, но падкие до сладкого

Моль и её брат – Древесный жучок (в тандеме – пиздец мебели)

Мушки дрозофилы, Навозницы, Слепни

Клопы разного калибра и насосанности

Тараканы рыжие, весёлые (Пруссаки)

Тараканы чёрные, задумчивые (Чернослив Мичурина)

Мыши

Крысы * (почему-то, только в подвале)

Кысы бездомные (всё зассывающие)

Собаки одичавшие (кусачие от голода и звонких пинков)

Ханурики бездомные (на время запоя из дома выгнанные скалкой) – рассадники блох, блевоты и обсценной лексики.

   Все жильцы коммуналок этого Дома, не исключая детей, хороших людей и молодожёнов, имеют лица защитно-силикатно-серого цвета: чтоб в случае опасности, (т.е., когда начнут мудохать), можно было слиться с серой кирпичной стеной, по примеру камбалы. Поэтому и прикид на них тоже – хуй проссышь: какой-то серо-крапчатый, камуфляжный. Серые шерстяные платки на бабах зимой закрывают их от макушки почти до самых серых валенок. (Тонкий, визгливый скрип калош). Даже пёстро одетые дети, войдя в Дом, становятся мышастыми, незаметными. У баб тут коронки золотые, у мужиков – железные. Наколки («синьки») – и у тех и у других. Ауры у пипла – под цвет прикида.

    За домом дымно горят четыре помойки – в них мы, татарская оборванная мелюзга, с азартом жарим подбитых на охоте ворон и бродячих собак. Задумчивый тряпичник Барыга (старьё-берьём!) толкает тележку с тряпками и костями (останками всех погибших от ран??) Говорят, до того, как заболеть проказой, избавившей его от лица, тряпичник был цыганом (а, может, это и не проказа вовсе, а такой термоядерный лишай? или, скрываясь от большого срока, он сам сжёг себе будку кислотой? – у нас в посёлке чего не бывает!)

    Барыга «старьё-берьём!» травит за деньги крыс и тараканов; люди бают, Барыга – колдун, «мышиное слово» знает: он просто приходит в дом, и живность сама дохнет пачками! Я думаю, дело тут не в колдовстве, а в Барыгиной вони. Несмотря на это, у него лучшие в мире пистолеты-пугачи, которые он даёт нам, правильным пацанам, когда мы приносим ему тряпки и макулатуру.

   На колоссальном плакате, занимающем почти весь брандмауэр серой пятиэтажки, огромный красный урод делает у станка пальцовку; вокруг него – скупые слова поощрения и назидания. В зарослях можжевельника под плакатом – место детских игрищ. Тут летом маленькие дети с большим воодушевлением показывают друг другу писи – мальчики показывают девочкам, и с интересом и комментариями смотрят, что там у тех за фигня. Иногда пытаются дружить, как взрослые.

   Пьяная Баба Маша лежит в луже и высоким сильным голосом тянет песнь о жестоком и славном атамане Кудеяре, брате Иоанна Грозного... Муж Бабы Маши, Дядя Федя, глядит на неё, высунув ссохшуюся, бритую, с украинским чубом, голову из форточки, и силится сообразить, где он видал уже эту интересную женщину...

Концовка.

   Почему мне всё это вспомнилось? – да так, старинный фильм навеял. Поначалу, эх!: стало печально – мол, ушло сейчас много хорошего из отношений между людьми; раньше как-никак всё не за бабки было, а от души, что-ли; было, например, по барабану, есть у Иван Иваныча крутая тачка за сто косарей зелёных или он так, нах, на самокате рассекает, ногой машет... главное – был бы он Мужик Правильный! А потом вспомнил: нееее, чуваки, не всё в семидесятых-то было мёд да сахар да заебизь, хе-хе-хе... По-разному ведь случалось!

2010-02-08
Категория: Колонка Ильхама Фардиева | Добавил: Ilham (05.Фев.2010) | Автор: Ilham Fardiev
Просмотров: 2147 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 8
1 ПлохишЪ   (05.Фев.2010 19:40)
Экий жесткий взгляд на наше серенькое прошлое. А черт его знает, плохонько жили, но все таки хорошо... Вот помнитца меня опосля учебы государство разыскивало чтобы на работу загнать, с зарплатой как бы не спиздеть... С нехуевой такой зарплатой. А щас вот детишки разные маются, работу ищут, а ее нету нах...

Про бима-черноуха читал в детстве с продолжением в журнале "Наука и жизнь". тогда еще шофера(батя) такие журналы выписывали и даже читали... Много плакалЪ. Очень трогательное произведение...


2 Ilham   (05.Фев.2010 23:40)
Душевности меньше стало - камерция задавила: я как последний раз был в России - на свежий глаз сразу заметил; зато - товаров больше и свободы - так, на круг, всё ж лучше выходит. Едино что - ГАИ (или как их?) как бвло хорошим 20 лет назад, так таким и осталось - ничуть не испортилось... wacko

3 ПлохишЪ   (06.Фев.2010 00:37)
Ага. ГАИ жжот, молодцы ребята. Ссссукааааа! Поубивав бы!

4 Воспитатель_дебилов   (07.Фев.2010 12:25)
прелесна.

это пять!

2 Ильхам Фардиев

свабоды?
это мугага.
свабоды сдохнуть - это да есть така свабода в нашем гасцударстве. а так то иди на Красную Плосчать и пиздани там чонеть - ну по типу как на Трафальгарскай "Блер пидорасц, Каралевну пат суд!"

будет тибе свабода, ога
и пиздюли тоже.


5 Ilham   (08.Фев.2010 02:56)
Во... а Медведев-то говорит: свободу, мол, народу:: я, мол, пыцаны, сам свой в доску - Дип Пурпле (Deep Purple) оченно люблю! Пиздит, поди, шельмец?? cry

6 ПлохишЪ   (08.Фев.2010 05:40)
Однако, пиздит biggrin

7 Рифмоплёт   (28.Окт.2011 20:37)
А чо , хде текст-то?

8 Mydvin   (16.Июл.2015 08:20)
Текст читать неприятно, цвет неудобный, сливается с фоном. biggrin
Ну его нафик.. cool

Имя *:
Email *:
Код *: