Главная » Статьи » АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ » Колонка Maks07

Длинный рассказ... Некая фантазия..
 Кабачное наваждение...

Уже было поздно. Фонари светили слабее чем час тому назад. Окраина Москвы. Но на окраинах в это время бывает больше людей, чем в центре. Я зашёл в магазин. Впереди стояла, не совсем трезвая, парочка. Он - это мужик лет пятидесяти, одетый в потёртую джинсовую рубаху, с засученными рукавами, и китайские джинсы, с вытянутыми и вытертыми коленками... Типичный работяга. А его подруга - рыночная торговка в плотных лосинах до колен, розовой кофточке малого размера... Крашеная в блондинку, весьма потёртая "бестия", требовала себе шампанского и шоколада.
Продавцу-азербайджанцу эта пара уже изрядно надоела, но покупатель для него - святое. Наконец отделавшись от назойливых "любовников", продавец обратил внимания на меня. Надуваться пивом не хотелось и я взял чекушку водки, маленькую пачку арахиса и банку "кока-колы". На выходе случайно столкнулся с двумя таджиками со стройки. Толчок был ощутимый. Я напрягся. Таджики сообразили, что не правы и сказали : "Прости. Брат." И мы мирно разошлись. 

Рядом с этим магазином частенько бывают инциденты. В одном мне даже пришлось поучаствовать... Двое грузинов очень нагло вели себя в очереди. Мы с другом Осей покупали водку. И когда Ося посмотрел на них, они сказали ему несколько неприятных слов. Я как раз покупал "Немировскую горилку" и громко, чтобы грузины слышали, попросил самую дешёвую стеклянную бутылку воды. Зачем разбивать потом дорогую бутылку о чужую голову? Продавщица поняла, зачем мне эта бутылка, и начала меня отговаривать. Но меня попёрло... "Эй джигиты!" - крикнул я - "Жду вас у выхода." Выйдя из магазина, мы встали, ожидая оппонентов. Я с бутылкой и Оська с сигаретой ожидали сатисфакций. К нам присоединился ещё один здоровый парень из очереди. Стали ждать. Спустя некоторое время один из" джигитов" вышел из двери с открывалкой для бутылок. Я со смеху чуть не пукнул!
- Эй,"джигит"! Ты что, хочешь открыть мне бутылочку? - сказал я.
- Если хочешь, конечно открою сказал он и как-то беззащитно улыбнулся. Давай посидим в машине, поговорим - сказал он.
- Да нет, мне здесь тебя бить удобней.
- Зачем так? Давай поговорим - пролепетал он.
- Будешь с ним говорить? - спросил я Оську - или что там?.. - потёр бутылочку ладонью. Ося, не спеша, подошёл к грузину. Через пять минут они пожали друг другу руки и я понял - драки не будет. Здоровый парень из очереди, который был с нами, недовольно буркнул: " Надо было сразу мочить... опять всё на "ля-ля" спустили" и пошёл по своим делам. Мы с Осей пошли пить водку. И только потом из двери магазина высунулся второй джигит... 

Чекушка в руке, остальное в карманах. 23.00 - по Московскому времени. Мне тридцать пять - по жизни. Я холостой! Крути - верти - наяривай - веселуха! С гулянок возвращается народ и девки разного возраста. Кого-то надо было выцепить из друзей на прогулку. Вы не удивляйтесь. После одиннадцати у многих моих друзей-холостяков, только "начинается жизнь". Я позвонил по простейшему сотовому телефону "Нокиа": "Алло! Дима? Ты как выйдешь? Ну да - предложение, не отличающееся новизной. Ха! А! Отдыхаешь... А? С пяти отмечали? Ну ладно... Алло Лёха!? Нет ли желания-трынц-тынц-тынц-тынц, трынц тынц тынц тынц? А. Ну, как бы, завязал. Ну ты это своим девочкам рассказывай... Алло Ося!? С суток? А! Выспался? Да у меня только чекушка.Так, ты выходи. Конечно возьми. Ну-у-у рублей двести. Что? Подкинули? В кабак? Да у меня только рублей четыреста. Выкатываешь?! Яволь мой фюлер! Жду вас у входа в вашу "вонючку" (так мы называем маленький соседский, азербайджанский, магазинчик)... 

Оська, довольный, подходит ко мне и начался вечер. Оська не еврей. Полное его имя Осип. Родители его из под Тамбова. Работали в Москве и получили квартиру. Сам он после армии работал во многих местах. На данный момент он работает грузчиком на каком-то складе медикаментов. Работа - сутки, двое дома. "Куда пойдём?"- спрашиваю я его. Да к хачам на Планерной. Там всё ночь гуляют. Садимся на метро, доезжаем пару остановок до Планерной. Кафе прямо напротив выхода из метро. У дверей клумба цветов. Красиво! Над входом горит неоновая надпись "Кафе 24 часа". Дверь. Коридор. Гардероб. И входим внутрь бара...
Бар - ну настоящий "шалман"! Состоит он из двух ярусов. На первом, основном, находятся два зала, а между ними кухня и барная стойка. Второй ярус свисает балконом, по периметру, над первым. Над каждым столом второго яруса есть звонок для вызова официантов. Мы залезли на второй ярус, чтобы нас было меньше видно, а мы бы видели всё, что творится внизу. Подскочила официантка - такая милая, молодая кавказская женщина. Мы заказали большую лепёшку с сыром-хачапури, грамм триста водки и минеральной воды литр... 

А внизу веселье било все пределы. Танц-пол был забит пляшущими людьми. Почти "живая музыка" двигала людскими телами в ритме танца. Курчавый детина, не глядя, нажимал на клавиши синтезатора и пьяно выл, не всегда попадая в ноты: "Ва-а-а-ся- стиляга из Москвы!..." Было забавно наблюдать, как во время песни "певец" отходил к столику, наливал и выпивал. При этом голос продолжал петь без него, и синтезатор лихо играл за целый оркестр. Танцующие были под стать музыканту. "Девушки", видимо с ближайшего рынка, путали канкан с твистом. Виляя пузо-бёдрами, они задирали ноги к верху и периодически падали на пол. Падения эти сопровождались заголением некоторых частей тела и бурным восторгом скромно танцующих рядом кавказцев. Двое не молодых, пьяных "Любовников", слились в вечно-медленном, танце. Четвёрка приблатнённых молодцов плясала, с достоинством, "вприсядку". А в центре выплясывали, как бы, красиво извиваясь, две, почти трезвые "офисные дивы". Делая вид, что не обращают на окружающих внимания, они что-то ещё успевали друг-дружке говорить... 

Наконец нам принесли заказ. Сразу выпили по пол-стакана, чтобы сесть на волну всеобщего веселья.
- Ну чо там на работе?-спрашиваю я.
- Да вот - подкинули. Кое-кого уволили, а нам подкинули.
- Тебя то не уволят?
- Да вроде пока я у них на хорошем счету.
- Ну дай Бог.
- А у тебя как уроки? Детишки - то ходят?
- Да ходить-то-ходят, только не учат ни хрена. Говорю мамам, а они: "Знаете Андрей Максимович, сколько много им задают в школе?" А я им :" Зачем вообще, при такой нагрузке, ко мне ходить на занятия?" "Им нравится, говорят - Вы не такой, как другие учителя." Оно конечно-платят и хорошо. Но ведь хочется видеть и какие-то результаты своего труда. Труд впустую - утомляет.
- Да... Ну это... по пятьдесят?!
- Давай,а то музыка громкая. 

А "детина певец" уже кружил в танце с одной из "офисных див", которая обвила руками его шею. Он же одной рукой прижимал к себе девушку, а другой держал микрофон. Танец сопровождался его пением: "Ты меня любишь. Лепишь, творишь, малюешь..." Кавказцы пока мирно делили " торгаших" с приблатнёнными парнями.
- А выпьем Оська ещё, - предложил я.
- А чё не выпить с хорошим человеком, - парировал он. Ляп! И выпили. Официантка подошла и спросила: "Что-нибудь ещё хотите?" Мы заказали нарезку колбасы и сыра. Официантка как-то порочно улыбнулась и скрылась.
- А как с любовью, Дюша? ( это моё уменьшительно-ласкательное прозвище.) Ты же можешь?
 - Случайных девок - может каждый. А вот настоящая любовь - Божий дар! По настоящему можно любить только настоящую женщину. А любительницы кабаков и тусовок меня не вдохновляют. С женщинами надо знакомиться на улице, в метро, в автобусах. Если позволяет интеллект - в музеях, в библиотеках...
- Да ну - в библиотеках. Очень умная весь мозг высушит, - возразил Оська, - На фантазирует - не разгребёшь.
- Во всём нужна золотая середина. Выпьем.
- Оу! Йес! 

Разлили остатки водки из графина, и тут же залили в него чекушку. Если можно сэкономить - почему бы и нет? И вовремя. К нам шла официантка и несла заказанную нарезку. Ося поднял рюмку.
- За славных работниц общепита! - объявил он, - Что бы без них делали?
- Ну так уж и ни чего, - лукаво смутилась женщина. И заулыбалась полу-золотым ртом.
- А уж без таких прЭлестных, - подхватил я и показал руками что имел ввиду.
- У-у-у. А-ха-ха-ха. Ну-у-у.. -только и смогла пролепетать дамочка.
- Да-да -да! Именно без такой прелести - не жизнь! - разошёлся Оська.
Официантка выпрямилась. Выставила вперёд свои "груди-Гималаи", да так, что они не чуть вывалились из глубокого декольте, тесной чёрной кофточки. Потом отклячила " надёжный тыл", загородив проход между столами. И поправляя двумя ладонями причёску залепетала" Ой. Что вы говорите такое?.." Но мы махнули по рюмке и я запел: "Я встретил девушку-у. Полумесяцем бровь..."
- Мамочка! А-ха-ха! Фыркнула официантка и пошла по проходу, выделывая попой такие "восьмёрки", которые и не снились Алине Кабаевой.
- Вот так, Оська! Пару нежных слов и пара жестов - и она почти твоя - нетрезво, резюмировал я.
- Да. Как ни говори, Дюш, а шлюхи украшают жизнь.
- При чём тут шлюхи? Хотя и они несут подчас нужную функцию. Куда без них? - сказал я.
- Но иногда они дорого стоят.
- Дорого стоят проститутки. А шлюхи совершают разврат из удовольствия, удовлетворяя себя и всех подряд...
- Так что... Из этого следует,что шлюхи - милосердные альтруистки?! - поднял голос Ося.
- Ну не совсем милосердные, но... В чём-то ты прав! Добрая шлюха - лучше злой девственницы!- произнёс я, наливая ещё по рюмочке.
- Выпьем за это! - буркнул Оська. "Мама дорогая." - подумал я и закрыл глаза... 

Когда я их открыл, то увидел, что зал озарён каким-то розовым свечением. Оськи рядом не было. Наверное, он, ничего не сказав, метнулся за водкой. Зал был совершенно пустым, если не считать меня и странного человека сидящего в глубине. Вместо "голосистого" детины за роялем сидела красивая, прелестно-оформленная, брюнетка. Лет ей было около тридцати (мой любимый возраст). Исполняла она вальс-тему из американской экранизации "Доктора Живаго". В воздухе витал еле уловимый блеск. На душе стало хорошо. Вдруг я увидел, что странный человек из глубины зала движется ко мне. Одет он был в длинный тёмный кожаный плащ, застёгнутый на все пуговицы. На голове его, был высокий цилиндр. На ногах были чёрные лакированные туфли, с золотыми застёжками и шпорами...Но при внешнем шике - вообще, он не выглядел броско. И при его приближении, я не почувствовал ни какого смущения и уважения.
- К вам можно? - спросил он, снимая свой цилиндр.
- Да. Пустовато. Садитесь - махнул я
- Спасибо. Водочки?
- Да пейте пока мою - не кончилась.
- Нет-нет! Что вы? - показно смутился незнакомец, - я сегодня удачлив и богат.
- Молодец, - сказал ему я, съедая оставшийся кусочек "Хачапури".
- Да! - ещё более оживился он, - я слышал случайно, ваш разговор с другом. Какой интересный разговор!
- В общем-то, не очень прилично слушать чужие беседы. Причём беседы сокровенные.
- Но ваши "сокровенности" слышали многие.
- Ну и? - посмотрел я на него, выжидающе.
-Да вы не кипятитесь. Официант! - крикнул он, - и тут-же подбежал молодой человек, явно подозрительно "манерный". "Странно"- подумал я, - а где "королева гималайских холмов" с золотыми зубами?" Но "манерный" официантик уже ставил на стол: штоф водки, небольшое блюдо с селёдочкой, тарелку с шестью блинами, блюдце с шестью кусочками сливочного масла, графин клюквенного морса, и т.д... " Хорошая щедрость. Но с чего это?- подумал я. "...Бойтесь данайцев, дары приносящих..." - пришло на ум.
- Простите за скромное угощение. Но давайте продолжим, о шлюхах. Я согласен, что они альтруистки. Ну правда! Не каждая женщина отдаётся мужчине, чтобы вступить в "законный брак" или получить материальное вознаграждение. Шлюхи - это королевы наших фантазий! - распалялся незнакомец, - и их - добрая половина женщин всех возрастов. Только страх одиночества и стремление к благосостоянию заставляет их вступать в законный брак. Но хорошо, что сейчас много молодых девушек и женщин вместо стабильной личной жизни предпочитают карьеру и стабильный доход. Это позволяет им быть "свободными"! Ха! Вы понимаете? Да! И они, не зная того, пополняют ряды шлюх. А нам с вами... - тут незнакомец фыркнул в ладонь, - "понимающим мужчинам" этого и нужно. Они свободны. Но не от своей же сущности?..
- Так-так. Интересно. Но при общей феминизации современного общества - не слишком ли смелое утверждение? - сказал я и выпил водки.
- А ну её! Эту "феминизацию" придумали "гражданки" и "граждане" нетрадиционной ориентации. Ещё над ней хорошо поработали "гуманисты-правозащитники"! Баба, противящаяся созданию нормальной семьи ( ну разумеется если не желает посвятить свою жизнь Божьему служению) идёт на" панель"! Даже если она делает карьеру и "высоко взлетает", то замашки остаются те-же! - тут мой собеседник сделал паузу и налил нам обоим в рюмки водку.

И, уже спокойно, обратился ко мне: "Так я забыл как вас зовут?"
- А вы и не знали, - усмехнулся я - мы так и не познакомились. Андрей меня зовут.
- Да-да. Мы действительно не знакомились. Но знал ли я, как вас зовут, или не знал - это уже другой вопрос. Мои знания для вас не имеют значения. А меня зовите, ну-у-у... - незнакомец изобразил задумчивость, - Дух.
- Дух!? Да вы скромняга. А почему не "ангел"? Но так как вы угощаете, и у меня хорошее настроение, спорить я не буду, - мне пришлось изобразить улыбку. 

- А ! Да! Господин Дух, -продолжил я, - Вы добрый Дух или злой?
- А это смотря для кого, - сказал он, поглаживая свой цилиндр, который лежал рядом на столе.. - Всё зависит от того, что я для вас сделаю. Вот, к примеру, хотите эту пианистку на ночь? Она явно в вашем вкусе, Андрей. Я в этом просто уверен! А может, вы... - тут он многозначительно фыркнул - предпочтёте оффицианта?
- С этим педиком развлекайтесь сами. И вообще... За такие предложения можно и ответить. А эта пианистка, - действительно, хороша. Однако, я не бык, чтобы меня подводили к "тёлке". А потом, что-то мне подсказывает, что у неё не всё в порядке...
- Да! Она и с мальчиками, и с девочками. Но вам, поверьте мне, это очень понравится. А когда вам понравится, я стану "Хорошим Духом". Только не увлекайтесь ею. Такие, как правило, устраивают революции - или, в лучшем случае, становятся "правозащитницами". И защищают они: бандитов, гомиков, опасных маньяков, сумасшедших и животных. Заступаться за нормальных людей - им не интересно. А те, кто живёт рядом с ними, только страдают. Так,что разок её "завалите" и бегите, как паук от паучихи после соития, - сказал Дух сквозь смех.
- Да-а...- протянул я - перспективка, сродни, "русской рулетке", - внутри боролись желание "лёгкого секса" и разум 35-летнего мужчины. Последний взял верх.

- Я всё же, откажусь от вашего предложения.- сказал я с наносной, виноватой улыбкой, - а вот водочки вашей с удовольствием выпью ещё.
- Не эффектно, но мудро. Браво! Похвальное решение, даже для зрелого мужчины. И водки я с вами выпью, Андрей, с особым удовольствием, - торжественно заключил Дух.
- Не возражаю. Наливайте! - Мы звонко чокнулись и выпили. Красивая, зрелая брюнетка продолжала переливчато играть на рояле. Периодически посматривая на меня, она широко улыбалась, зло сверкая на меня своими карими глазами. Но это было так наигранно, что я чуть не рассмеялся.
- Не думайте, что я вас испытываю, - обратился Дух, - я очень честолюбивый, и мне нравится, когда меня хвалят. Очень мне хотелось, чтобы вы меня похвалили.
- О, вы и так интересный и необычайный собеседник, Дух, - настроение у меня очень поднялось, - да и "щедрый хлебосол" к тому же. И я фамильярно хлопнул его по плечу.
- Спасибо, - смутился Дух, - мне очень приятно, что вы довольны. Но я всё же надеюсь порадовать вас, Андрей, по настоящему. У нас много общего и в мыслях и в делах... Голос его медленно затихал, вместе с последними фортепианными фразами... 

- Андрюх, Андрюх! - чувствую, что меня кто-то сильно трясёт за плечо, - Дюш! - открыв глаза, я вижу... На танцплощадке драка! "Приблатнённые" пацаны сцепились с кавказцами. Три стола перевёрнуты, на полу валяются вилки, ложки, тарелки, белый парик и две разные женские туфли. Один кавказец махал перед собой столовым ножом и что-то кричал на матерно-азербайджанском языке. Перед ним прыгал "пацан" и, матерясь, бил себя по лбу кулаком, оттопыренными указательным пальцем и мизинцем. Другая пара противников каталась по полу, молотя друг-друга чем придётся. В углу "горячий горский парень" мял одну из торгаших. Та визжала, но не понятно - от страха или удовольствия. "Браток", грозя пальчиком, что-то "ужасное" обещал двум другим, заплаканным, торгашихам. Ещё одна пара, "браток - кавказец" устроили что -то вроде боя без правил. Горец скакал петухом, махал кулаками, что-то кричал, а потом убегал. "Браток" пытался изобразить что-то между карате и пляской вприсядку. Он делал два каких-то выпада, а потом спотыкался и падал. Над всем залом из колонок неслась отвратительная диско версия на песню, которую пел Андрей Миронов: "Вжик, вжик, вжик! Уноси готовенького!" Тут я повернулся к Осипу, он всё ещё тряс моё плечо. 

- Дюш. Надо валить. Ну их на хрен! Щас менты приедут. А они нас нас с этими "долбнями" заметут! - я ещё раз оглядел всё вокруг.
- А где Дух?!
- Наш "дух" это "бух", - буркнул Оська и разлил остатки водки по рюмкам, - Давай ... - и мы чокнулись и махнули заключительную на сегодня рюмку, - Пошли, пошли, - сказал он. Я уже расплатился и на чай дал прилично.
Слегка пошатываясь, мы пошли к выходу. В узком, плохо-освещённом, коридорчике, "певец -детина" целовал в шею пьяную "офисную диву". При этом он мял её грудь и она тяжело дышала. Дыхание её было слышно на весь коридор. Её подруга тёрлась грудью о спину "детины" и, как бы случайно, гладила его ладонью между ног... Мы быстро прошли этот коридор. У самого выхода встретилась нам знакомая официантка. Она скорее всего курила на улице и возвращалась обратно в зал. Оська галантно распрощался с ней, а я просто погладил её крепкую попу.
-Ты что? - как бы возмутилась она. Но лицо её было... Мягко говоря, довольным.
-Я больше, видимо, не буду, - ответил я и улыбнулся так, что она опустила глаза и фыркнула: " Да ну тебя...", - и, смеясь, скрылась в коридорчике. 

Мы вышли. Уже было темно. Московские ночи в конце июля тёмные. Мелкий дождик накрапывал и нежно что-то "шептали" кусты. Яркий фонарь у дороги прорезал моросящую темноту. Пройдя метров сто, я зачем-то оглянулся. Мне показалось, что у входа в кафе стоит знакомая компания - Дух, в своём кожаном плаще и цилиндре махал мне рукой на прощание. Роскошная брюнетка посылала мне воздушные поцелуи. А "манерный" официант просто стоял, состроив грустную мину...
- Глянь, Оська! Вон там у входа в кафе.
- Где? Да нет там ничего. Ты чо упился?
Я снова пригляделся в темноту, но ничего не увидел. Оська засмеялся.
- Да и хрен с ним! - сказал я и хлопнул друга по плечу. Дождь усилился и мы пошли быстрым шагом по домам, оставляя всё произошедшее в этот вечер, в прошлом...

5 августа 2010 года.

Категория: Колонка Maks07 | Добавил: Maks07 (02.Апр.2011) | Автор: Maks07
Просмотров: 1562 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 10
1 ПлохишЪ   (02.Апр.2011 07:11)
Аффтар - глыба. Матёрый человечище. Могёт. У нас у всякого писателя имеецца своя колонка и у тебя она теперь тоже есть. Покладаю туда твои сочинения

2 Maks07   (02.Апр.2011 11:46)
Спасибо ПлохишЪ-Оглы. Буду стараться оправдать доверие.

4 Чугункин   (02.Апр.2011 14:22)
не, ну ты нашол, чем грузина падЪибать.. нет уних такова солва *жжигит*
сказал бы - *шенидэдатмогэтхан* - и драка обеспечена.
низачот па мат-чясти.

5 Сергеевич   (02.Апр.2011 22:46)
И тут "продакт плэйсмент"! Нокию, немировку... Пойду всё это и куплюнах! уговорили...
заебись рассказ. пеши

6 Maks07   (02.Апр.2011 22:55)
Змей вы "парасячий" Сергеич. !!!!

7 Сергеевич   (03.Апр.2011 00:15)
Макс, а вы случаем с Ирулей не сожительствуете в качестве мужа? абля? чото мне навевает...
не?

8 Maks07   (03.Апр.2011 17:53)
Сергеич, Я с Ирулей не сожительствую. ... У мня Ируль нет.

9 ПлохишЪ   (03.Апр.2011 18:09)
это он тебя с нашим Максом(по-русски) путает. Который муш Ирули

10 Сергеевич   (03.Апр.2011 18:22)
раз ты говоришь.. а то всякое бывало...

Имя *:
Email *:
Код *: